Герой двух отрядов

«Витязь» стал его отправной армейской точкой, он прошел здесь школу молодого бойца. И сакральный предмет – краповый берет – получил именно здесь. В «Росиче» стал прапорщиком, за подвиг,...

«Витязь» стал его отправной армейской точкой, он прошел здесь школу молодого бойца. И сакральный предмет – краповый берет – получил именно здесь. В «Росиче» стал прапорщиком, за подвиг, совершенный в бою под Бамутом на Лысой горе, Олег Терешкин 18 апреля 1995 года, был удостоен звания Героя России (посмертно).

Герой двух отрядов 

Жизнь

Он азартно занимался лыжами. Закрытый городок Свердловск-45 всегда зимой заносило снегом. Олег вплотную подступал к рекордным отметкам в спорте.

Гонки на лыжах – прекрасное средство закалки, вырабатывающее спецназовский характер. Сил уже нет, а ты идешь на пределе, потому что впереди ленточка финишная. Свет в конце тоннеля.

Это тот вид спорта, где лед и пламя в одном флаконе. Мускулы, дыхание и тело в едином порыве двигаются к цели.

Земляки (Петрушин и Терешкин), знакомые еще на Урале, уехали в разные стороны. Один в военное училище, другой на срочную службу. Но 1991 год свел их в одном отряде «Витязь», где один командовал, а другой был бойцом.

Терешкин оказался более подготовлен к тяжелой службе, чем офицеры, командующие отрядом. Он научил офицеров первым урокам высотной подготовки. Терешкин следил за ним, и держал страховку, когда Петрушин смотрел вниз. Испугаться не успел, прозвучала команда: «Головой вниз. Пошел вперед».

И полетел. Затормозили у самой земли. Так Терешкин натаскивал земляка на приемы спецназа. И услышал земляк: «Нормально, командир. Пойдет!». В спецназе никто не стесняется получать навыки от младших товарищей.

Речь идет о спасении жизни. Они дружили, боец и командир. Земляки, что тут скажешь? И опять встретились, уже на гражданке. Терешкин служил в пожарной части. Но Петрушин решил умыкнуть специалиста к себе в отряд.

Ехал и гордился, что у него лучший спец по штурму высоток. Два разных внешне парня производили впечатление братьев. В этом вся сущность спецназа. Единые движения, один взгляд. В общем – кулак.

Не форма или краповый берет объединяли их.  Что-то такое было в глазах… «Душа и тело – все едино». Они и в разговорах были похожи. Никто не сомневался, что братья. Еще и Урал их роднил.

Кто думал, что, уезжая в Грозный, еще до войны, один погибнет, а другому выпадет дикая боль хоронить друга? И думал ли Олег о Звезде Героя, которая маячила за поворотом, но посмертно? Нет. Они собирались жить долго и счастливо.

Бой

И сегодня, спустя много лет, бойцы четко и ясно рассказать о том бое не могут. Горло перехватывает от боли. Бой шел на Лысой горе. Спецназовцы верят в чудо, и тут они надеялись, пытаясь вытащить Терешкина из бушующего боя.

Ребята орали: «Тащи его!». Но тут встал лейтенант Зозуля. В полный рост он шел на врага, зная уже, что уходит в бессмертие: «А! Сволочи». В голову ему прилетела огненная струя. Бормоча, что «ничего, ребята», он упал. Ранен старшина, но не выходит из боя.

Герой двух отрядов

Невозможно понять в суматохе, что происходит вокруг. Кто-то падает раненым, кого-то убили, кто-то матом кроет в голос. Грохот, огонь, дым, земля горит под ногами. Гортанные выкрики боевиков.

Убит Кубат. Ему по спине чиркнуло так, что под бронник пули ушли. И рвались где-то внутри. Бойцы перестали соображать, что происходит. Измученный начмед бегал от одного раненого к другому. Но облегчить страдания уже не мог.

Терешкин был еще жив, но срезав бронник, все увидели, что ранение сквозное, вышли пули в живот. Чем тут поможешь, на передовой? В диком кипеже сделали перевязку, и понесли его вниз. Спустившись чуть ниже с высоты, увидели, что и внизу идет бой.

Некуда бежать, отряд оказался внутри огненного кольца. Бойцы, спасавшие Терешкина, вырвали чеку из гранаты, но пока держали ее в руках. На всякий случай. Не пригодилось, слава богу.

Герой двух отрядов

Вернулись обратно на высоту, а там…Лежит Шульгов. Со спины отверстие маленькое, но весь живот разорван. Видимо, пули шли разрывные. И Шульгова вытащил на спине боец отряда.

Господь увидел страдания ребят, брошенных на растерзание отпетым бандитам. Снизу поднимался отряд «Витязей». Чтобы в бою их не перепутали, они громко кричали: «Братва. Мы Москва».

Свежие силы рванулись на высоту, а измочаленные бойцы вниз. В БТРе их везли в госпиталь – Терешкина, старшину и Шульгова. Еще был пульс, когда грузили бойцов, но выгружали Терешкина уже скончавшимся.

Бессмертие

Генерал Романов, тот самый, которого потом взорвали в Чечне, сказал, что, если бы не «Росич» на Лысой горе, бригаду в Бамуте уничтожили бы в считаные часы. Десять бойцов отдали свои юные жизни, спасая остальных.

Четверо стали Героями России посмертно:

  • Ст. лейтенант Михаил Немыткин,
  • лейтенант Андрей Зозуля,
  • прапорщик Олег Терешкин,
  • рядовой Рафик Кадырбулатов.

Под Бамутом бились бойцы бригады особого назначения, зажатые в горах. И бой на Лысой горе отвлек на себя часть бандитов. Горы стали прекрасной защитой боевикам. Лысая высота была важнейшей.

Говорят, что не выигранный бой – не проигран. А цена жизни…Её можно спросить у погибших. Ребята и сегодня не задают странных вопросов, типа, «а зачем мы там были?». Спецназ приказы не обсуждает, а выполняет их.

Среди призывников ходят байки, что туда можно попасть только по блату. Бойцы спецназа могут все. И даже слегка больше. Генерал Романов горько спросил на совещании

— А кто мог бы лучше выполнить приказ? Кого я мог послать?

Именно спецназ стал подтверждением слов великого Суворова, которые он сказал очень давно

  • Сам погибай, а товарища выручай.
  • Нет уз, святее товарищества.

Ошибки на Лысой горе исключались, как факт. Просто ребята не хотели бросить своих, даже погибшими. И пытались вытащить их с поля боя. И тоже остались в вечности, приняв неравный бой, спасая боевых товарищей у подножия горы.

Герой двух отрядов

Михаил Немыткин первым решил не отступать. И пошел навстречу вечности, бойцов выручать на вершине горы. Там бой идет, рация трещит, но ответа уже нет. Приказ по рации снизу: «Отходите».

А как? Кругом стрельба и огонь. Старшина и Терешкин тоже рванули на вершину Лысой горы. И понеслась карусель страшного боя. Где они? Да хрен его знает, как тут разобрать?

Один из боевиков выпустил воспоминания о бое за Лысую гору: Они шли, как каппелевцы, в полный рост.

Да, они шли в свой последний бой с открытой грудью и лицом. Они знали, что не вернутся. Настал их «срок гасить чужие амбразуры». Даже боевики признали, что на Лысой горе бились настоящие мужчины.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector