Ее помнят Люсей и отважным героем

17 и 18 августа Армавиро-Майкопская оборонительная операция Северо-Кавказского фронта сдерживала натиск противника, а затем, как значилось в фронтовой сводке, фашисты прорвались к северным окраинам Горячего Ключа. Но было...

17 и 18 августа Армавиро-Майкопская оборонительная операция Северо-Кавказского фронта сдерживала натиск противника, а затем, как значилось в фронтовой сводке, фашисты прорвались к северным окраинам Горячего Ключа.

Но было сделано самое главное — в ходе трехдневных кровопролитных боев в районе этого небольшого курортного местечка были прочно прикрыты подступы к горным проходам, ведущим на побережье. …261-й стрелковый полк 30-й Иркутской дивизии с боями отходил от Краснодара. 18 августа он подошел к станице Ключевой и готовился встретить врага на подступах к Горячему Ключу, чтобы дать возможность остальным подразделениям занять прочную оборону в горах.

На восточной окраине Ключевой было оставлено два пулеметных расчета. Первый пулемет стоял напротив здания нынешней автоколонны, рядом с мостиком, под развесистой алычой. Вторым номером здесь была белокурая девушка лет восемнадцати. Другой пулемет установили в густой кроне дуба метрах в шестистах от первого.

С утра следующего дня разгорелась настоящая артиллерийская дуэль между нашими и немецкими войсками. Осколком снаряда был убит пулеметчик первого расчета. Вслед за этим немецкий снайпер заставил замолчать и второй пулемет. Казалось, дорога на Горячий Ключ открыта.

Этим сразу же воспользовались вражеские мотоциклисты, устремившиеся к тихому, как им казалось, курортному местечку. Но что это? Дорогу военной технике преградил плотный пулеметный огонь. Немцы спешно повернули обратно, оставив на поле боя убитых солдат и покореженные машины.

Кто же остановил фашистов? Та самая белокурая девушка — Люся-пулеметчица, как назвал ее летописец военных событий в окрестностях Горячего Ключа, учитель средней школы № 1 Константин Еременко. Благодаря его многолетней поисковой работе, а также высокой гражданской позиции его дочери Натальи Негребовой (она бережно хранит все, что связано с поисковой работой отца), мы смогли познакомиться с уникальными военными документами и воспоминаниями очевидцев тех событий, о которых рассказываем сегодня.

…Отбита первая атака. Воспользовавшись недолгой передышкой, девушка побежала через кукурузное поле к ближайшим домам – для охлаждения пулемета нужна была вода. Об остальном она не думала. В доме никого не было, но вот навстречу девушке из временного укрытия вышла жительница станицы Ключевой Ефросинья Малярова с ребенком на руках.

— Кто ты? Как зовут тебя, доченька?

— Люся, — ответила девушка.

Ефросинья принесла Люсе молока и хлеба, заставила поесть. А Люся тем временем рассказала, что пулеметчика убило и она осталась одна. Конечно, ей очень страшно, но что же делать?

Женщина протянула Люсе свое платье, предложила переодеться и не возвращаться назад к пулемету, на верную гибель. Но девушка отказалась и осталась в своей запыленной одежонке – полосатой тельняшке, синей юбке, больших, не по размеру, сапогах. Она только сказала на прощанье: «Мне дан приказ – задержать немцев до темноты, и я должна его выполнить. Как же я могу уйти?» И, прихватив ведро с водой, скрылась в густых зарослях кукурузы.

Вскоре немцы открыли сильный артиллерийский и минометный огонь. Жители станицы снова попрятались в свои убежища. Ефросинья слышала, как строчил Люсин пулемет. Потом он замолкал, и у женщины сжималось сердце – вдруг убили. А когда снова слышала пулеметные очереди, радовалась: значит, Люся жива.

Так продолжалось до вечера. А когда все смолкло, все еще надеялась, может быть, под покровом ночи Люся ушла к своим?

Но вот в станицу вошла колонна немцев. Зазвучала чужая речь, собаки подняли лай, их тут же расстреливали в упор. Истошно кудахтали куры, надрывно кричали утки. Солдаты, словно хозяева, пошли по дворам станичников. Начиналась жуткая оккупационная пора.

Ефросинью Малярову и других женщин немцы погнали рыть могилы для своих солдат. Три огромные траншеи были вырыты руками женщин. И хотя к вечеру ладони пузырились кровавыми мозолями, а ноги гудели от усталости, Ефросинья решила узнать, что же случилось с Люсей.

С большой осторожностью вышла она из дома, спустилась к ерику. Люсю нашла под дикой грушей. Но как же над ней надругались! Мертвая девушка лежала обнаженная, с отрезанной грудью, глаза были выколоты, а белокурые волосы залиты кровью. Мученическая смерть! Женщина горько заплакала и, как могла, наскоро забросала труп сухими комьями земли.

Наутро немцы отыскали место захоронения и вновь выставили тело девушки-пулеметчицы на всеобщее обозрение, чтобы еще больше запугать жителей станицы.

И снова был большой бой. И снова женщины копали могилы для немецких солдат. А потом под покровом ночи, рискуя жизнью, Ефросинья с соседкой снова выкрали тело Люси и незаметно перенесли ближе к кладбищу… но похоронить там они ее не успели — мимо проезжал военный патруль… Боясь быть обнаруженными, женщины нашли для Люси вечный приют в могиле рядом с ериком.

Только четверть века спустя, благодаря энтузиазму своего учителя К. Еременко, красные следопыты школы № 1 узнали о подвиге девушки-пулеметчицы.

Вот что пишет он по этому поводу: «Встреча с подвигом оставила неизгладимый след в юных сердцах. Меня тоже глубоко потрясла эта история. На протяжении многих лет я пытался установить фамилию отважной девушки, узнать, откуда она родом, найти ее родных. Но ни в архивах, ни в списках частей она не значилась. Я писал о ее подвиге в газетах, но никто не откликнулся. Так и осталась она неизвестной Люсей-пулеметчицей. А ведь ее подвиг достоин звания Героя и должен быть увековечен».

Звания Героя Люсе, не присвоили, а вот одна из экспозиций организованного Константином Дмитриевичем школьного музея целиком была посвящена этой отважной девушке. Станковый пулемет «Максим», пулеметная лента, две ручные гранаты и девичья скульптура в солдатской пилотке – все это память о героическом подвиге восемнадцатилетней девушки, задержавшей немцев 19 августа 1942 года на окраине Горячего Ключа.

Сейчас этой экспозиции, как и всего школьного музея, уже нет. А в прошлые годы люди всегда несли к этой скульптуре девушки, сделанной руками основателя музея К. Еременко, живые цветы. Ведь это был единственный памятник Люсе.

Ее помнят Люсей и отважным героем

Под этим деревом фашисты расстреляли Люсю-пулемётчицу

Сейчас нет ничего, кроме дневниковых записей Константина Дмитриевича, его архивных запросов и газетных статей, стихов Лены Андреевой да вот этой старой фотографии, сделанной уже в послевоенные годы, на которой увековечено место последнего боя девушки, которая ценой своей жизни на день остановила врага.

День, который был равен подвигу.

автор: Людмила ШАДУКАЕВА

источник: www.gkgazeta.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector