Русский доктор в концлагере Кюстрин

  Единственной надеждой на жизнь, если ты ранен или болен, был доктор Синяков. Он оперировал сутками напролет, падая от усталости, всех, кто оказался в том безумном месте –...

 

Единственной надеждой на жизнь, если ты ранен или болен, был доктор Синяков. Он оперировал сутками напролет, падая от усталости, всех, кто оказался в том безумном месте – концлагере Кюстрин.

Синяков воскрешает из мертвых

Летчица Анна Егорова не вернулась на базу. Ее, обгоревшую, подобрали немцы. Родным ушла похоронка. Командование посмертно присвоило ей звание Героя. Она попала в концлагерь Кюстрина.

Анна Егорова

Немцы особенно радовались, когда в плен попадали летчики. И приказали Синякову вылечить ее, чтобы устроить показательную казнь. Что могло еще ожидать обгорелую летчицу в лагере, где погибали пленные от голода, тяжкого труда и болезней?

Пленные были окружены озверелыми надсмотрщиками, опьяненными безнаказанной властью над слабыми людьми. Страшно лаяли овчарки. Анну несли, как мертвую, на носилках. Так носят покойников. Но кто-то тихо сказал: «Держись, сестренка. Русский доктор Синяков воскрешает мертвых».

Анна выжила в том аду. Русский доктор Синяков лечил ее, прятал ордена и делился своим пайком. А немцам заявлял, что Анна не поправляется. Спустя время, когда летчица смогла самостоятельно передвигаться, ее вывезли из лагеря под предлогом смерти.

Пленный доктор

Молодой хирург — ведущий врач медсанбата. Он воевал в одном строю с бойцами, а после боя, когда бойцы отдыхали, вставал к операционному столу. Гитлеровцы в осенние месяцы 41 года наступали стремительно.

 

Советские военнопленные, 1941 год

Советская армия отступала. Под Киевом медсанчасть осталась на оккупированной территории. Георгий Синяков остался в госпитале, он не смог покинуть персонал и раненых.

И был взят в плен. Фашисты не признавали международных правил Красного креста. Он стал узником № 97625. Кюстринский международный концлагерь располагался недалеко от Берлина. Фашисты искали врача для пленных. Синяков вызвался первым.

 

Георгий Федорович Синяков

Немцы считали, что знания русского врача — это уровень немецкого санитара. И устроили экзамен, приказав сделать операцию. Доктор концлагеря Кошель пришел на операцию в сопровождении надзирателей.

Ассистенты хирурга тряслись, а военврач Синяков, стоял перед операционным столом, бледный, босой и голодный. Но блестяще провел операцию по резекции желудка. С этого дня Синяков — «русский доктор». Ассистировали ему врачи-заключенные со всей Европы.

Операции шли вслепую, без анализов. У хирурга не было инструментов. Он собирал то, что оставалось от немецких врачей, выброшенное за ненадобностью. Операции, перевязки…Он падал с ног, но его помощи ждали люди в бараках.

Русский доктор получал от фашистских властей усиленную пайку, но не съедал ее, а нес самому ослабленному больному. Обменивал сало, которое ему давали в маленьких пакетиках, на хлеб, чтобы накормить больше заключенных.

Советские военнопленные в лагерном бараке

Однажды врач спас немецкого мальчика, сына гестаповца. Ребенок-то ни в чем не виноват. Но этот случай послужил сигналом для немецких жителей вокруг лагеря. К нему стали обращаться за помощью, а охрана больше доверяла.

Свободно перемещаясь по лагерю, он начал бывать там, куда заключенным вход был запрещен. Доктор возглавил комитет подпольщиков. Писал листовки со словами поддержки, рассказывал о фронте. Зная немецкий язык, он по обрывкам разговоров угадывал ситуацию.

Советские военнопленные

Зная страхи немцев перед инфекцией, он сумел организовать несколько побегов. Под номерами умерших узников переправлял из лагеря пленных на волю. Прекрасно образованный, он по памяти разрабатывал маршруты передвижения по территории Германии.

Заключенные сушили сухари, рисовали карты, старались отдать бежавшим более целую одежду. Немецкие труповозки вывозили с территории лагеря узников. Сам русский доктор оказывался от побега.

 

Георгий Федорович Синяков. Фото из архивов Челябинского мединститута 

До конца он оставался с узниками концлагеря. Его подвиг не объявлен. Награда его не искала. Причиной был его пленный стаж. А скромный доктор, после освобождения, расписался на Рейхстаге. Илья Эренбург обязан спасением русскому доктору из Кюстрина.

Как много настоящих героев осталось неизвестными. Страна прошла через ад фашистских концлагерей. Там проявились самые главные качества человека. Нацисты желали, чтобы узники вырвали у слабого кусок хлеба, а русские люди отдавали последнее.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...