Четверо против океана

… 7 марта 1960 года авианосец Соединенных штатов Америки «Кирсардж», 1944 года спуска, совершал обычный для себя учебно-боевой выход у тихоокеанского побережья. Задача учебного дня была проста: тренировки...

… 7 марта 1960 года авианосец Соединенных штатов Америки «Кирсардж», 1944 года спуска, совершал обычный для себя учебно-боевой выход у тихоокеанского побережья. Задача учебного дня была проста: тренировки авиагруппы, усиленной вертолетами, по системе «взлет-посадка». Винтокрылые машины поднимались с палубы в небо, делали короткий пролет в сторону атолла Уэйк и возвращались к авианосцу.

На втором пролете вертолетчики доложили: в открытом море дрейфует полузатопленная баржа. И, кажется, на ней есть люди. Возможно даже живые…


«Кирсардж»

Авианосец подошел к находке. Потрепанная штормами калоша-танковоз едва держалась на воде. А четверо советских солдат, находившихся на борту, буквально на ноги не могли подняться от усталости и истощения.

К появлению американского боевого корабля пассажиры баржи отнеслись спокойно. На запрос о том, какая требуется помощь, заявили, что если им дадут воды, хлеба и топлива для баржи, то домой они вполне доберутся и сами…


«Кирсардж» нашел баржу

Бойцы находились в крайней степени истощения, и американский командир принял решение забрать их на борт. Когда спасенным поднесли по кружке бульона, врачи корабельного лазарета были готовы к тому, что оголодавших ребят придется сдерживать… Но парни на еду не набрасывались, отведав немного, отставляли в сторону: знали, что если с голодухи съесть сразу много, то и умереть недолго.

А потом с берега вертолетом был доставлен переводчик. И вот что поведали спасенные

В часов 9 часов утра 17 января 1960 года самоходную танкодесантную баржу «Т-36» с командой из четверых солдат-срочников унесло от берегов курильского острова Итуруп в открытый океан, в эпицентр мощного циклона. На борту находились младший сержант Асхат Зиганшин — 21 года от роду, рядовой Филипп Поплавский — 20 лет, Анатолий Крючковский — 21 года, и Иван Федотов — 20 лет.


Участники уникального дрейфа

Когда баржу сорвал с бочки шторм, бойцы задействовали двигатель и в течение 10 часов пытались придать дрейфу баржи управляемый характер. А потом закончилась солярка… Танкодесантные баржи предназначены для того, чтобы доставлять танки с борта десантного транспорта на берег, а не для того, чтобы путешествовать по штормовой погоде через океан!

Попытка посадить баржу на мель и таким образом остановить дрейф успехом не увенчалась: с трех раз закрепиться у острова на скалах не удалось, только корпус помяли и течь получили… Волны достигали высоты в 15 метров. Волной была выведена из строя радиостанция и около 22:00 лишённую хода баржу вынесло в открытый океан.

Воинская часть была поднята по тревоге, баржу с ребятами искали, и нашли на воде обломки питьевого бака. Этот бак действительно смыло с палубы «Т-36». После этой находки поисковики решили, что баржа потоплена ураганом, а ее экипаж погиб. Тем временем обездвиженная баржа относилась ветром на юго-восток от Курильских островов, где была подхвачена одной из ветвей течения Куросио, скорость которого достигает 78 миль в сутки.

Хуже всего было то, что у четверых бойцов с собой не было практически ничего из пищи. Когда Асхат Зиганшин предложил произвести ревизию пайковых запасов, оказалось, что перловой крупы на камбузе менее половины стандартной пачки (около 300 граммов), тушенки консервированной 1 банка, да еще неясное число картошки. В шторм картошку раскидало из мешка по всему трюму, и большая часть ее пропиталась дизельным топливом. После того, как питьевой бак разбило волной и унесло, пресная вода осталась лишь в системе охлаждения двигателей баржи.

Сколько придется дрейфовать, было неясно. Ребята рассчитывали, что не сегодня-завтра их найдут.

Из воспоминаний Асхата Зиганшина:

«В нашей команде было два украинца, русский и я — татарин. У каждого свой характер, манера поведения, но, поверите, до ссор ни разу не доходило. С мотористами Поплавским и Крючковским я служил второй год, Федотова знал хуже, он пришел из учебки и почти сразу попал к нам вместо загремевшего в лазарет матроса Володи Дужкина: тот наглотался угарного газа из печки-буржуйки. В начале дрейфа Федотов держал топор под подушкой. На всякий случай. Может, опасался за жизнь…

Страха мы не испытывали, нет. Все силы бросили на откачку воды из машинного отделения. С помощью домкрата залатали пробоину, устранили течь. Утром, когда рассвело, первым делом проверили, что у нас с едой. Буханка хлеба, немного гороха и перловки, около ведра перемазанной мазутом картошки, банка с тушенкой, банка с жиром. Плюс пара пачек «Беломора» и три коробка спичек. Вот и все богатство… Пятилитровый бачок с питьевой водой разбился в шторм, пили техническую, предназначенную для охлаждения дизелей. Она была ржавая, но главное — пресная!

Сперва рассчитывали, что нас быстро найдут. Или ветер переменится, пригонит баржу к берегу. Тем не менее я сразу ввел жесткие ограничения по еде и воде. На всякий случай. И оказался прав. В обычных условиях командир не должен стоять на камбузе, это обязанность рядовых, но на второй или третий день Федотов стал кричать, что мы умрем с голоду, вот ребята и попросили, чтобы я взял все в свои руки, контролировал ситуацию. Ели раз в сутки. Каждому доставалось по кружке супа, который я варил из пары картофелин и ложки жира. Еще добавлял гороховую крупу, пока не закончилась. Воду пили трижды в день — по крохотному стаканчику из набора для бритья. Но вскоре и эту норму пришлось урезать вдвое.

На такие меры экономии я решился, случайно обнаружив в рубке обрывок газеты «Красная Звезда», где сообщалось, что в указанном районе Тихого океана Советский Союз будет проводить запуски ракет, поэтому из соображений безопасности до начала марта там запрещено появляться любым судам — гражданским и военным. К заметке прилагалась схематичная карта региона. Мы с парнями по звездам и направлению ветра прикинули и поняли, что… дрейфуем аккурат в эпицентр ракетных испытаний.

Я стал варить суп раз в два дня, используя одну картофелину. Правда, 27 января в свой день рождения Крючковский получил повышенный паек. Но Толя отказался в одиночку есть дополнительную порцию и пить воду. Мол, именинный торт делят между всеми гостями, поэтому угощайтесь!

Как ни пытались растянуть припасы, 23 февраля закончились последние. Такой вот праздничный обед в честь Дня Советской Армии получился…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...