Бушмелев и его бесценная «копейка»

О себе никак не выходило рассказывать. Все сворачивал он на погибших и выживших друзей. Или может тяжело было говорить о пережитом. Психика человеческая устроена так, что стремится отсечь...

О себе никак не выходило рассказывать. Все сворачивал он на погибших и выживших друзей.

Или может тяжело было говорить о пережитом. Психика человеческая устроена так, что стремится отсечь негатив. Иначе можно сойти с ума. Она очень близко была…Чеченская война…

Бушмелев и его бесценная «копейка»

Тяжело ему вспоминать погибших. В сущности, он мальчишка, оказавшийся в пекле войны. Это такие, как он, в 1941 году встали в непреодолимый заплот у Москвы. А война…У нее много лиц.

Фотографий воинских нет. Все раздарено друзьям, оставшимся в разбитом Грозном. Тогда еще не было смартфонов, а мыльницы…Нет фотографий воинских.

Копейка

Их было трое, в БМП. Сержант Чернов – Черный, стрелок-наводчик Женька Чехомов – ЧехОм, и он, Евгений Бушмелев. ЧехОм еще и земляк. Оба с Урала.

В Дагестане отдыхать не пришлось. Добивали и выдавливали остатки басаевцев на территорию Чечни. Так что экипаж успел поработать. А потом двинулись к Тереку…

Много было боев, но первые экипаж запомнил навсегда. Они ведь мальчишками были. До этого только дома, играя в войнушку, с деревянными автоматами бегали. Для его «копейки» (т.е.  БМП-1) время было жарким.

Вышли на зачистку, а их встретили боевики, вооруженные до зубов. БМП заняла отличные позиции, но вот двигаться, маневрировать, не получилось.

Свинцовый дождь хлестал так, что голову не поднять. Интересно мне и сегодня, где брали бандиты профессиональное вооружение и боеприпасы? ЧехОм стрелял из пушки. Как-то сама собой исчез страх.

Стыдно, что ли, стало бояться бандитов. Или в азарт ребята вошли. Все были русскими, крепкими мужиками, хотя и мальчишки еще. А может непривычная обстановка действовала.

Во время боя и вовсе не до страха. Тут как бы парням помочь, которые круче тебя попали в клещи перекрестного огня. Огонь был смертельным, это не игра с деревянным автоматом.

Родились ребята в рубашке – ни один снаряд в его «копейку» не влетел. А Женька сумел, начав маневрировать, вывезти всех раненых бойцов с передовой. Потом и остальных вывез.

Несколько дней спустя он вывозил парня, который пришел на войну с фотокамерой. Олег Смирнов – фронтовой корреспондент — попал в такую переделку. Тяжелое ранение, сопровождаемое потерей крови.

А еще нужно парня вывезти к вертолету. И командир, зная ответственность Бушмелева, его машину приказал задействовать для вывоза раненых. Таких эпизодов много, но для Олега Смирнова в этом было спасение.

Парень не помнит названия чеченских сел. Все слилось в единую огневую карусель. Но бои накрепко запали в память. Бандиты, окопавшиеся у реки Терек, не желали покидать насиженные места. Плевались огнем, как семечками.

Хорошо окопались. И такую встречу устроили… Шквальный огонь шел плотной стеной. Заняв удобные позиции, что трудно было, надо сказать, стали отстреливаться.

И вдруг машину здорово тряхнуло. Теряя управление, Женька подумал – гусеница. На привале подтянем. Даже мысль, что они теперь на прицеле, маневра-то нет, не возникла в голове.

В грохоте боя нужно следить, чтобы в бок граната не прилетела. Броня горит, как факел. Ее называют «братская могила пехоты». Так что, бока береги. ЧехОм стрелял, а Бушмелев бросился к траку.

Все слилось в единый грохот. Кто стреляет, откуда? Ничего не помнит солдат. Главная задача – натянуть разорванный трек. И только бьющаяся мысль в голове – скорее! Пальцы в крови, но работа ладится.

Подоспевший ЧехОм помог справиться с треком. Братишки в опасности. Наша «копейка» нас не подведет. Броня крепка…

И рванула машина с места, куда уже бандиты свое оружие пристреляли. А братишки уже в селении – выбивают боевиков из опорных пунктов. У соседей машина встала. Надо помочь.

И боевики поняли, что пацаны без прикрытия. Сразу рванулись туда. Они вовремя подоспели. «Копейка» под номером Ф-125 влетела на скорости и отсекла огнем боевиков. Но…Эх, снова на улицу надо выскакивать.

Он сумел сразу подцепить подбитую машину. Сам экипаж покинуть ее не могли из-за очень плотного огня. Бушмелев от гибели спас экипаж. Зарычала родная «копейка» и сдвинула БМП с места.

Бушмелев и его бесценная «копейка»

А бой продолжался. Бушмелев с товарищами только и сновали, чтобы вывезти раненых из боя. По пути успевали крушить позиции боевиков. Устали очень, но это только после боя обнаружили. И то, потому что расслабиться не могли. Все тело тряслось.

Авиация тут очень помогла. Уже отдыхая с ребятами, он осознал, что рисковал сильно собственной жизнью, выскакивая на ремонт трака и решив подцепить подбитую машину. Вот тут его хорошо тряхануло.

А бригада шла, освобождая чеченскую землю от бандитов. Катилась и родная «копейка» в общем строю. У Гудермеса удачно «копейка» вышла во фланг рвущихся из кольца боевиков, Алхан-Юрт запомнился хорошо.

Там в жестоком бою наших парней сильно прижали. Он ворвался в гущу банды и вывез раненых. В общем, географию горной республики он изучал по боям, а не за школьной партой. И дошел до …Так и хочется написать – до Берлина.

В Грозном

Но он дошел до развалин Грозного. Скоро Новый год. Еще не знает ефрейтор Бушмелев, что представлен к высшей награде Родины. За то, что честно работал в бою, что раненых не бросил, что свою жизнь не прятал от пуль, а бился с бандитами.

Они стояли на окраине Грозного. Где-то бьет артиллерия, в небе кружат вертушки. Смертоносный груз падает и падает на разрушенные дома, где в подвалах сидят остатки бандитов.

Опять бой, и опять его «копейка» снует между грудами камней и арматуры, вывозя раненых. Какое счастье, что «двухсотых» нет. 29 декабря софринцы, вместе с ОМОНом и СОБРом вошли в город.

С ними вошли и чеченские милиционеры. Разбившись на группы, они шли по городу, параллельно друг другу. Полная тишина встретила федералов. Впереди, перед Бушмилевым, шел танк и пехота за ним.

Тишина на войне – опасная штука. И она взорвалась с оглушающим грохотом. Их ждали. Заманивали в узкие переулки неразрушенных стен. Огонь был так точно скоординирован, что…

Бандиты били отовсюду, огненными очередями. И он подумал, что спасать надо машину. Вот человек…О себе не думал, а машину пожалел. И укрылся под каким-то строением. ЧехОм стрелял по пятиэтажкам, откуда слышался грохот.

Пехотинцы тоже упали под стены зданий и открыли огонь. Софринцы и ОМОН сумели выбить бандитов из уцелевшего здания. И закрепились там. Женька Бушмелев перегнал свою любимую «копейку» туда же.

Отступить нельзя. Духи бьют бесперебойно. Многих погибших Женька знал лично. Опять ему ехать с грузом «двести» и ранеными. В полной темноте он ехал по улицам города, в висках ломило от напряжения.

Только просвет в конце улице был ориентиром. На ощупь он вывел машину из города. Сработало какое-то чутьё. А бой продолжался. Он шел уже двое суток. Помощь не приходила.

Машина все возила и возила раненых и убитых. Он уже ехал днем, чтобы спасти раненых. Боевики били в упор по «копейке». Но в бок не попадали, а лобовая броня была для гранат неуязвима.

Сколько раненых вывезли они на своей БМПэшке? Никто не считал. Бригада вышла из города 3-го января…

Он не любит новогодние фейерверки. Они напоминают о разрывах гранат.

Однажды он струхнул не на шутку. Стреляли лично по нему. Сбили шапку. И ЧехОм рявкнул: «Женька, дурак, пригнись, стреляют!».

Но это так, издержки нервов. Они не думали о страхе. Просто некогда было. Ребята работали на Победу.

Бушмелев и его бесценная «копейка»

Чумазого, стоящего возле своей машины Героя России, перепачканного соляркой и машинным маслом, комбат поздравил с высокой наградой Родины. Он не поверил: За что?

За солдатскую честь!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector