Бесстрашный начальник заставы…

Ранней весной в Чечне быстро темнеет. И бойцам на военных объектах, которые постоянно ждут подвоха или неожиданного нападения, это заметно еще отчетливее. Если бы дело было в Москве,...

Ранней весной в Чечне быстро темнеет. И бойцам на военных объектах, которые постоянно ждут подвоха или неожиданного нападения, это заметно еще отчетливее. Если бы дело было в Москве, солнце в такое время еще вовсю светило бы, а тут уже стоит непроходимая темень. И хищники выходят на охоту.

Бесстрашный начальник заставы...

Напротив входа в землянку показался силуэт в бронежилете. Начальник заставы Евгений Рындин узнал сержанта Золотухина. Он спросил его, о чем тот хочет доложить. Тот, волнуясь, рассказал, что недалеко от фермы собралась группа людей, вероятно, с оружием. Наверное, планируют напасть.

Лейтенант Евгений Рындин, невысокий, крепкий, живой в движениях, соскочил с ящика, на котором сидел, схватил автомат, и вышел в холодные тревожные сумерки.

Золотухин, который был ответственным за боевое дежурство, уже не в первый раз докладывал Рындину о кучкующихся возле заставы людях явно бандитского вида. Но и без его сообщений командир держал ситуацию под контролем и сам внимательно наблюдал за тем, что творится вокруг. Потому что Евгению было понятно, что их застава, которая расположилась на пути к Ачхой-Мартану, как бельмо на глазу у дудаевцев.

Бесстрашный начальник заставы...

Взойдя на пункт наблюдения, лейтенант взял в руки бинокль, отыскал глазами здание молочной фермы, еле заметное в надвигающихся сумерках. Там действительно виднелась группа людей. Необходимо было незаметно максимально приблизиться к ним и выяснить, сколько там людей, и чем они вооружены. Если дело серьезное, то надо будет вызывать помощь с базы.

Возвратившись к землянке, Рындин подозвал контрактника по фамилии Кривоконь. Он сообщил ему, что они вдвоем сейчас пойдут в разведку, так как боевики, очевидно, собираются вскоре напасть на заставу. Нужно выяснить, сколько их там человек, если что, вызвать подмогу. Золотухина Евгений оставил старшим.

НОЧЬ

Рындин и Кривоконь прошли через большак и, поскальзываясь на мокрой глине, пошли к ферме. В это время уже стало совершенно темно и в этом сумраке уже не было ничего видно вокруг. Лейтенант и сержант двигались очень осторожно и тихо, неуклонно приближаясь к ферме. Вдруг они услышали звук двигателей и свет автомобильных фар. Стало понятно, что едут три машины. Федеральные войска в ночное время не разъезжали. Ясно, что это боевики. Наверное, приехали, чтобы помочь той группе, которая собралась возле фермы.

Автомобили остановились, потушив фары. Из легковой машины вышел человек, что-то произнес на своем языке и мужчины вылезли из грузовиков, встали цепочкой и пошли к заставе, стремясь зайти с боков.

Рындин приказал Кривоконю быстро отходить, но тут их заметили боевики. По ним выстрелили из автомата. Бойцы припали к земле. Сержант застонал, так как его ранили.

Командир приказал Кривоконю отползать к заставе, а сам остался прикрывать его отход. Сначала он бросил гранату, потом поднялся и побежал, отвлекая внимание бандитов.

Услышав выстрелы возле фермы, оставшийся за старшего сержант Золотухин сразу же сообщил на базу, что Рындин вступил в схватку с противником. Оттуда ответили, чтобы они готовились обороняться и к заставе сейчас пришлют подмогу.

Стрелять перестали спустя примерно 20 минут. До самого рассвета все бойцы надеялись, что их лейтенант, такой крученый, отчаянный, смекалистый, часто выходивший сухим из воды, и в этот раз сможет спастись, что-нибудь придумает, как-нибудь вывернется и напарника тоже убережет.

Сержанта Кривоконя нашли возле заставы утром. Он, едва живой, рассказал, что командир остался его прикрывать и его срочно нужно спасать.

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН

К моменту, когда на заставу доехала вызванная на подмогу бронегруппа, перестрелка уже давно прекратилась. Бандиты уехали, очевидно, передумав нападать на заставу. Из-за возникшей схватки с разведчиками они уже не смогли напасть неожиданно. А переть «надурняка», понимая, что наши бойцы уже готовы к обороне и точно вызвали подмогу, они не решились.

Уже утром, обследуя местность, наши солдаты отыскали тело лейтенанта Евгения Рындина, изуродованное пытками боевиков. Два ранения в бедро, страшные, тяжелые ожоги…

… Рындин тогда подумал, что Саша Кривоконь уже, вероятно, в безопасности. Только бы смог добраться до заставы… А пока надо удерживать боевиков. Думая таким образом, Евгений вытащил из нагрудника еще одну гранату, и молниеносно подскочив к грузовику, кинул «подарочек» прямо в кузов.

Бесстрашный начальник заставы...

Громкий взрыв раскидал укрывшихся за грузовиком бандитов, он получился почему-то необычайно сильным. Рындин даже удивился – оказывается, там везли боеприпасы. Пока боевики мешкали, Евгений начал стрелять по ним прицельно. Он быстро менял позиции и стрелял очередями из разных мест, создавая у врага впечатление, что бойцов много.

Это получалось у него в течение минут 10. Пока не кончились патроны, боевики приблизиться не могли. Затем он, использовав последний заряженный магазин, начал отползать в сторону заставы, но уже понимал: дело плохо. Дудаевцы смогли его окружить и постепенно сужали кольцо.
Рындин кинул последнюю гранату. Дал очередь из автомата. Бандиты уже на подходе. Что-то обожгло бедро. Острая боль. Сжав зубы, он снова стреляет. Но вот кончились патроны в автомате.

Вот и боевики. На Евгения посыпались удары со всех сторон. Тяжелые сапоги замолотили по всем частям тела. Во рту соленая кровь. И провал в вечную темноту…

Бандиты зверствовали еще долго, жгли, кололи, радуясь мучениям нашего бойца. А он погибал непобежденным. Потому что нельзя победить офицера, который умирает на поле схватки, пожертвовав собой за своего боевого товарища.

НАВЕКИ — ЛЕЙТЕНАНТ

В начале 1996 года, перед самым праздником, посвященным Дню защитника Отечества, в родном городе Евгения Рындина под названием Узловая близ Тулы, где вырос и окончил школу Герой, в здании этой самой школы провели траурный митинг в честь бесстрашного офицера.

Бесстрашный начальник заставы...

Как высказался заместитель главнокомандующего внутренними войсками генерал-лейтенант Станислав Кавун, доставивший из Москвы Золотую Звезду Героя и вручивший ее отцу Жени, его последний приказ показал весь масштаб его героизма. Никто не обязывает командира спасать подчиненных ценой своей жизни, это не записано в уставе. Но есть моральная заповедь: сам погибай, а товарища выручай. И именно так поступил бесстрашный офицер Евгений Рындин…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector