Атлантида старого танкиста

Во время последней встречи с бывшим танкистом Хаимом Гольдбергом он удивил меня поразительно цепкой памятью, необыкновенной для человека в этом возрасте жизненной энергией. В те дни Хаим Моисеевич...

Во время последней встречи с бывшим танкистом Хаимом Гольдбергом он удивил меня поразительно цепкой памятью, необыкновенной для человека в этом возрасте жизненной энергией. В те дни Хаим Моисеевич написал «Марш нахимовцев» для местного училища и вынашивал мысль как-то объединить с Приморьем… Крым.

Поле боя – в стихах

Дескать, находятся оба региона на одной параллели, хотя и за тысячи километров друг от друга, оба присоединены (пусть и в разное время) к России, и тот и другой подвергались интервенции, боролись за свою независимость. Кроме того, это главные базы военных флотов на Тихом океане и Чёрном море, на их территории не так давно открыты президентские кадетские училища. Сейчас к ним повышенное внимание со стороны руководства страны, оба региона интенсивно развиваются. «Есть мысль обратиться с письмом к властям по этому поводу, – говорил ветеран. – Почему бы не оформить законодательно дружбу и взаимопомощь между этими пусть отдалёнными, но такими близкими краями России? Будем дружить, налаживать прежде всего культурно-спортивные обмены молодёжи. У меня и слово уже родилось объединяющее их – «Крыморье»…

Он может часами говорить о поэзии и на память читать свои стихи. Одно из них – про кукушку:

Накукуй, и я буду считать – повезло,
Будто я отыскал Атлантиду,
Чтобы сердце и душу покинуло зло
И забылись былые обиды.

Мне осталось немного и дней и ночей,
Да и те в постоянной тревоге.
Накукуй мне, пожалуйста, добрых друзей,
Что не бросят на трудной дороге…

А ведь и боевой путь подполковника в отставке Хаима Гольдберга отражён в стихотворениях. «Мне помнится над Бугом старый дом», «Поле боя», «Победа» и многие другие написал он во время перерывов в боях в 1943–1945 годах. Они в числе разнообразной лирики не раз звучали на творческих вечерах фронтовика во Владивостокском Доме офицеров флота. Кстати, на стихи «Смело – в атаку» сотрудники ДОФа создали песню, которую дуэтом исполнили во время презентации первой книги ветерана «Госпожа Победа» в день его 100-летия капитан 1 ранга запаса Владимир Пискайкин (с 2015 по 2017 год был начальником президентского кадетского училища в Севастополе. – Прим. авт.) и заслуженный артист РФ Виктор Коркишко. Как заметил тогда сам фронтовик, он отнюдь не профессиональный поэт, но с юности увлечён поэзией, и его стихи, которые решился издавать в столь почтенном возрасте, отличает искренность. «У этой книги, написанной от души, – очень длинная история, ведь она создавалась почти 80 лет. И в ней, кроме войны, много сказано о любви. Хотя любовь, на мой взгляд, – это вечная песня без слов…»

По-видимому, прежде всего творческое начало человека и помогает ему жить дальше, перешагнув вековой рубеж. В последующие два года после столь солидного юбилея вышли в свет ещё три поэтических сборника Гольдберга: «Дорога длиною в жизнь», «Вольная воля – изнанка свободы» и «Со мной моё море».

В народном ополчении – за Москву

Саму судьбу ветерана можно считать примером стойкости, оптимизма и жизнелюбия. Она словно вместила в себя судьбу целой страны, начиная с лихолетья Первой мировой войны.
Детство его прошло в Белоруссии на берегу реки Сха, впадающей в Березину – приток Днепра. До сих пор старому человеку помнится большой зелёный луг на окраине города Борисова, где однажды остановились воины корпуса 1-й Конной армии.

– Мне красный командир Гай дал путёвку в самостоятельную жизнь, – отнюдь не шутя говорит Хаим Моисеевич, – и я этим фактом горжусь. Мальчугану из еврейской семьи было шесть лет, когда в боевой поход с юга на польский фронт через наш Борисов шли отряды 1-й армии. И едва красные конники стали здесь на постой, нас, ребятишек, как магнитом потянуло к этим отважным людям. Мы купали в речке, подкармливали корочками хлеба их лошадей, с утра до вечера были рядом. Прощаясь же с местными жителями, командующий кавалерийским корпусом Гай подозвал своих эскадронных, распорядился посадить на лошадей и нас. Оркестр грянул «Интернационал», и мы большим отрядом прошли через весь городишко. Я восседал на седле у товарища Гая, и сердечко моё едва не выскочило от гордости. Потом они сыграли «Походную» и тронулись рысью. Вот так, образно говоря, въехали мы в революцию, в новую жизнь после Гражданской войны.

Войны – только уже следующей, с гитлеровскими захватчиками, – хватило и на долю Хаима, у которого в оккупации под немцем погибли родители и сёстры с детьми. Вчерашний ученик кузнеца, а позже – выпускник фабрично-заводского училища, он, рабочий парень, мечтал учиться в Москве. И это большое желание после службы в армии почти сбылось. Поступил в столичный педагогический институт на исторический факультет, с головой окунулся в интересную студенческую жизнь, стал членом ВКП(б), однако… всё остановила война. В грозовом 1941-м Хаим с друзьями добровольцем записался в народное ополчение защищать Москву. Их коммунистический батальон обороны занял одну из передовых позиций. Но Гольдберга вскоре отозвали на ускоренную учёбу в Военно-политическую академию. А позже лейтенант прошёл 9-месячные курсы в танковой академии на Урале и весной 1943-го с аттестацией на должность комиссара штаба танковой бригады попал на действующий фронт. Таков был новый этап в его судьбе.

«И точка!» на рейхстаге

«…В боях с немецкими захватчиками, преследуя противника от Ковеля до Седлеца, из пушки танка уничтожил одно самоходное орудие, две противотанковые пушки и до 15 немецких солдат и офицеров. Командуя танком командования бригады, чётко держал связь с батальонами, в результате чего давал возможность командиру бригады руководить боем. При нападении на КП бригады танков противника тов. Гольдберг обратил их в бегство и уничтожил при этом ещё один танк. За смелость и бесстрашие в боях достоин правительственной награды – ордена Красной звезды».

Эту запись в наградном листе на лейтенанта Хаима Гольдберга, воевавшего с мая 1944 года уже на 1-м Белорусском фронте, сделал командир роты управления капитан Макаренко.

– Тяжелейшее было время, – вспоминает бывший танкист. – В 1944-м немцы готовы были сбросить наших союзников в Ла-Манш, и тогда гордый Черчилль таки обратился к Сталину с просьбой ускорить наступление. Какое там наступление, если повсеместно весенняя распутица, слякоть, в которой вяз весь колёсный транспорт! Да и не готовы ещё как следует были наши войска к такому броску. Но последовал приказ наступать, выручать, значит, союзников. Впрочем, и в былые войны именно благодаря героизму русского солдата выживали европейские государства… И мы пошли вперёд, хотя даже гусеницы с трудом тащили тяжёлую технику, а пехота с сапогах увязала в грязи. Бои были кровопролитные, ведь фашист снял и бросил против нас почти все свои дивизии с Западного фронта.

В составе 36-й танковой бригады молодой офицер участвовал во многих сражениях, прошёл всю Западную Украину, Польшу, форсировал Вислу, штурмовал Берлин.

По его словам, в городских боях танкистов ждала опасность не только из подворотен и окон домов, где засели фрицы. Многие дороги были заминированы. И чтобы боевые машины его подразделения не подорвались на минах, Хаим прежде проник в кварталы, выясняя, где ходят местные жители, на каких улицах можно двигаться без опаски. По сути благодаря ему танкисты не попали в немецкие «ловушки».

Оставил свою «подпись» Хаим и на стене поверженного рейхстага: выбил ямку выстрелом из пистолета, выцарапав рядом «И точка!».

Из армии танкист ушёл в запас в 1957 году, перебрался в Приморье. И ещё четверть века отдал Дальневосточному морскому пароходству, куда трудоустроился первым помощником капитана судна. За его плечами – семь лет интереснейшей работы в Арктике, участие в четырёх спасательных операциях, в том числе иностранных экипажей. И где бы ни был – в море или на берегу – писал стихи.

В марте, когда Хаиму Моисеевичу «стукнуло» 104 года, к нему в мансарду сталинского дома по «трапу» поднялась делегация во главе с мэром города Виталием Веркеенко и председателем Совета ветеранов полковником в отставке Сергеем Кондратенко. Мэр Владивостока подарил ветерану слуховой аппарат, на что тот не без юмора заметил: «Буду внимательно слушать, следить за событиями в городе и стране. Главное – жить и работать во благо людей. Помните и вы об этом».

автор: Константин ЛОБКОВ

источник: redstar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...