Американская звезда на мундире красноармейца

«Наградить орденом «Серебряная звезда» старшего сержанта Михаила Сахненко Красной Армии СССР», – отмечено во врученной герою грамоте, подписанной американским президентом. Когда в семье Сидора Сахненко родился сын, бабка,...

«Наградить орденом «Серебряная звезда» старшего сержанта Михаила Сахненко Красной Армии СССР», – отмечено во врученной герою грамоте, подписанной американским президентом.

Когда в семье Сидора Сахненко родился сын, бабка, принимавшая роды, взглянув на мальчугана, улыбнулась: «Настоящий воин!» Успевший повоевать Сидор Фомич, услышав это, только вздохнул: «Может, хватит на нашем веку воинов…» Впрочем, держа тогда на руках маленького Мишаню, отец и предположить не мог, что сыну действительно суждено стать Героем.

…На дворе был девятнадцатый год. Отгремела Первая Мировая, на полях сражений которой вдоволь насмотрелись крови Сидор Сахненко со своими братьями Иваном и Терентием. Но мирной жизни по-настоящему вкусить не удалось. Гражданская война ввергла в смертельную круговерть всех, как говорится, от мала до велика. Повоевал на стороне красных и Сидор Фомич. Едва оправившись от ранения в живот, вернулся в родную кубанскую станицу Курганную. Не раз переходила она из рук в руки.

В один из таких дней белогвардейцы, властвовавшие тогда в Курганной, прознали о боевых заслугах Сидора Сахненко и в числе прочих, воевавших в Красной Армии, привели его на расправу. Когда очередь дошла до Сидора Фомича, он попрощался со всей семьей и подошел к виселице. Но предназначенная ему петля так и осталась в тот день пустовать. Спасибо станичникам. Вступились казаки за Сидора Фомича. Не раз спасал он жителей от затопления водами протекавшей неподалеку Лабы – считался лучшим в станице «прудильщиком». Да и человеком был добрым. В лихие голодные годы помогал Сидор Сахненко людям чем мог.

Михаил Сахненко, октябрь 1958 г.

О красноармейской гимнастерке в те годы мечтал каждый мальчишка. Не был исключением и Михаил Сахненко. Уже учась в Батумском железнодорожном техникуме, он получил повестку с приказом явиться в горвоенкомат. Через месяц, морозным декабрьским утром 1939 года, принял военную присягу.

…А впереди была Великая Отечественная война.

Сполна хлебнул на ней лиха Михаил Сахненко. Имел две контузии. После первой оглох, долго не мог говорить. Вспоминая тяжелые бои в окружении под Харьковом, он писал сестре: «Трое суток стояли в холодной воде. Одежда обледенела. А фашист все смалил и смалил…» Михаил тогда плакал от злобы и бессилия, но выжил, вышел к своим. Тысячи советских бойцов попали в немецкий плен.

Тяжелыми были бои и под Одессой.

– Иду, как фриц, – рассказывал Михаил Сидорович, – одет во все немецкое. Увидишь убитого немца, пошаришь в карманах, найдешь кусок черствого хлеба, сожрешь, и – дальше.

Голодной, оборванной матушке-пехоте не хватало ни обмундирования, ни продовольствия. Но даже в таких условиях красноармейцы оставались людьми.

…Однажды в окоп на окраине украинской деревни Петровка, где сидели солдаты, ввалилась восьмилетняя девчушка:

– Дяденьки, помогите! Матушка погибает…

Оказывается, в одной из петровкинских хат уже вторую неделю лежала раненая фашистами в ногу мать Полины – так звали девочку. Задела шальная пуля и ее старшую сестру – Лиду. Была на руках у женщины еще и трехлетняя малышка. Когда мать почувствовала себя совсем худо, попросила Полю сбегать за помощью:

– Ты маленькая, сможешь – немцы тебя не заметят.

Но они заметили и открыли по девочке огонь из соседней деревни Николаевка (Петровка уже была оставлена фашистами). Как она осталась жива – одному Богу известно.

Под покровом ночи Михаил Сахненко вместе со своими бойцами отыскал нужную хату и вынес в безопасное место мать с дочерьми.

Спустя годы, когда Михаил Сидорович уже жил в Минске, он получил письмо. Рука отправителя, путая русский с украинским, начертала обратный адрес: «Днепропетровська обл., Софiевський р-н, к/з Прогресс, село Петровка, Давидова Лидия». Нашли-таки своего спасителя! «Листа пише вам з села Петрiвка та дiвчина, яку ви врятували вiд смертi, – бежала по тетрадному листу неровная строка. – Низький вам уклiн, Михаиле Сидоровичу… Ми всi вам i вашiй дружинi бажаемо щастя i здоров’я. I вашим синам, i дочкам, якщо вони в вас е. Приезжайте до нас в гостi…»

Но все это было потом. В далеком же сорок третьем слишком солдатская жизнь могла оборваться в любой момент.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...