Второе посольство Петра Алексеевича

Главной целью второго путешествия Петра I в Европу был Париж. Помимо Франции, царь посетил и другие страны, но Франция, законодательница мод во всех смыслах, была главной точкой. В...

Главной целью второго путешествия Петра I в Европу был Париж. Помимо Франции, царь посетил и другие страны, но Франция, законодательница мод во всех смыслах, была главной точкой. В отличие от Великого посольства, путешествие 1717 года изучено намного хуже, меж тем оно не менее интересно как минимум из-за того, что в Европу едет уже не юнец на троне, а опытный правитель.

Что искали русские во Франции

Поездка Петра I 1717 года — это первое посещение русским царём Парижа. Затем их будет ещё четыре. Во французской столице побывают Павел I под видом графа Северного, Александр I, Александр II и Николай II.

Посещение Петром Парижа именно в то время довольно знаковое. Пётр приезжает во Францию, когда французский абсолютизм находится во всём своём великолепии и уже имеет те инструменты, которые могут ясно доносить до подданных нужные ей, власти, смыслы. России же только предстоит выработать способы репрезентации и легитимации новой для неё абсолютистской власти.

Людовик XIV, король-солнце. К моменту прибытия Петра он уже умер, однако царь застал систему в том состоянии, до которого она дошла при Людовике XIV. Новый король был слишком юн, а регент не был коронованным монархом, поэтому не был столь же важен

Русская власть в 1717 году заимствовала у Франции не культурный опыт, отнюдь. Царь и его двор подглядели у двора Людовика XV церемониал, переняли французскую ритуальность, присущую европейским дворам, но французскому особенно.

Стереотип о Петре I

Прежде, чем рассказать о быте русского посольства во Франции, надо вспомнить то, каким представляется в массовом сознании Пётр Алексеевич. Итак, первый российский император — человек спонтанный, чуждый церемониалу, скромный. Предпочитал простое, визиты к нему — не аудиенции, а просто посещения. Более того, нам кажется, что царь был человеком исключительно динамичным, находившемся в вечном движении. Пётр в трактовке массовой истории, национального мифа, если угодно, — это вечно молодой и вечно пьяный человек.

26-летний Пётр I. Портрет кисти Кнеллера был подарен Петром в 1698 году английскому королю. Даже в изобразительном искусстве Пётр I почти никогда не представлен статичным, он почти всегда в движении. Здесь сама фигура царя выдаётся вперёд, а на фоне — корабли и волны, динамичные объекты

Всё сложнее, чем в мифах

Если мы будем следовать предрассудкам о Петре Великом, то мы и во втором посольстве найдём доказательства расхожим суждениям. В 1717 году Пётр I избегает встреч, которые ему предлагают. Так, в Брюгге и Бове для русского царя готовились торжественные приёмы. Оба приглашения были проигнорированы. И таких примеров можно найти много.

Но мы посмотрим более детально. Да, с одной стороны Пётр избегал публичных встреч, которые были связаны с большими скоплениями людей, вниманием со стороны народа. Но когда речь заходила о представительских встречах, Пётр практически всегда соглашался.

Другая интересная вещь: русские послы старались для всей делегации обустроить собственное пространство. Почти всегда находились отдельные дома или дворцы, где могли бы жить только царь и его спутники.

С. А. Кириллов. Пётр Великий, 1984

В Париже Пётр игнорирует все настойчивые предложения остановиться в Лувре. Послы просят, чтобы у Петра был собственный дом, где он мог бы чувствовать себя как хозяин. В итоге договориться так и не смогли. Официально для царя готовы покои в Лувре, но есть и запасной вариант — отель Ледигьер.

Пётр I набивает цену

Когда Пётр приезжает в Париж, он больше получаса ходит по Лувру всё разглядывая и всем восхищаясь — это отражено в журнале пребывания Петра в Париже. Затем он говорит, что не останется в Лувре и требует, чтобы его отвели в отель. Уговоры остаться хотя бы на три дня не помогают. Нужный отель, Ледигьер, на тот момент был не готов, королевские слуги вынуждены в спешке переносить приготовленные для Петра вещи и еду в отель.

Лувр и Тюильри в 1615 году, карта Мериана

Желание Петра Алексеевича не быть почётным гостем, а создать пространство, где он и только он был бы хозяином, имеет конкретную цель. Подобной манипуляцией Пётр I выстраивает дистанцию между собой и французской властью. Это видно уже на следующий день, когда царь на правах хозяина начинает принимать высших чиновников Франции. И поражает, как тонко Пётр I знал, что такое церемониал и почему, и с какой целью приём гостей был во Франции ритуализирован. Пётр следует всем правилам церемониала Франции.

Первые три дня пребывания в отеле Пётр не покидает своего «дворца». Только гуляет по саду — и это тот, кого считают вечно динамичным и крайне любопытным. Жене Екатерине Пётр пишет, что всё это было ради церемониала. Пётр хочет отработать его сразу, дождаться короля и затем уже начинает выезжать. Часто посещает дворцы и пригороды, смотрит на то, как себя показывает королевская власть в публичном пространстве. При этом неукоснительно соблюдается церемониал.

Пример петровского барокко — Кикины палаты. Петровский вариант барокко оказался более сдержанным, видно влияние Северной Европы

Барокко на службе самодержавия

По возвращении из Парижа Пётр начинает более вольготно ощущать себя в том новом пространстве власти, которое он создаёт. Дворцы, которые Пётр строит, уже никак не могут ассоциироваться с домиками Петра I. Именно Франция позволила царю понять, как надо обустраивать пространство, властелином, которого он стал. Он осознаёт, как лучше власти показать публике и истории, что она здесь власть. Петербург застраивается большими барочными дворцами, готовится проект застройки Москвы, а домики уходят в прошлое, в юность.

автор: Сергей Алумов

источник: diletant.media

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...