Венецианская роскошь для русского посла

Борис Иванович Куракин был не только ближайшим сподвижником Петра I, но и входил в его семью. Он женился на сестре Евдокии Лопухиной — Ксении. Куракин сделал блестящую карьеру...

Борис Иванович Куракин был не только ближайшим сподвижником Петра I, но и входил в его семью. Он женился на сестре Евдокии Лопухиной — Ксении. Куракин сделал блестящую карьеру дипломата. Надо отметить, что его пребывание за рубежом не походило на Великое посольство 1698 года, которое сопровождалось шумными пиршествами и в некоторых случаях — разгромом дома, где принимали гостей. Куракин много и плодотворно работал. Он вел переговоры с папским правительством, стремился защитить интересы России при подписании Утрехтского мира. От государственных забот посол отдыхал только в Венецианской республике, глава которой стремился наладить отношения с Россией и потому окружал чиновника роскошью.

Венецианская роскошь для русского посла

Борис Иванович открыл для своей фамилии традицию дипломатической службы; на протяжении всего XVIII века Куракины выбирали именно этот род деятельности. Борис был на 4 года младше Петра. Он рано потерял родителей, и за воспитание мальчика взялась бабушка. «Оная жена была великого ума и набожная, и в остиме (уважении) от всех», — писал позже князь. Наука давалась ему легко.

Борис был назначен спальником Петра, в составе Семеновского полка участвовал в Азовских походах 1695 и 1696 годов. Сам Куракин признавался, что военная карьера не вполне ему подходит. Так, на страницах книги «Жизнь князя Бориса Куракина им самим описанная» он жаловался на слабое здоровье. Юноша часто лежал в постели с лихорадкой, которая надолго отрывала его от учебы или службы. Из-за беспрерывных болезней находился в подавленном состоянии: «Никогда радостен не был, а всегда плакал, а причины нимало не знал, для чего так: чуть жив ходил и до еды апетиту нимало не имел».

Венецианская роскошь для русского посла

Герб Куракиных

После Азовских походов Куракин был направлен в Италию, где продолжил свое образование. Здесь молодой человек в течение трех лет изучал математику и морское дело, а также овладел итальянским языком. Будущий дипломат прилежно занимался, и преподаватели дали высокую оценку его способностям. Безупречные манеры произвели впечатление на дам. Курфюрстина ганноверская Софья отмечала: «Это очень честный человек. Он кажется более итальянцем, чем московитом, и владеет сим языком в совершенстве, со всей мыслимой учтивостью. Поведение его я нашла во всех отношениях безупречным».

Первой супругой Куракина стала Ксения Лопухина, сестра Евдокии. О Евдокии Борис писал: «И была принцесса лицом изрядная, токмо ума посреднего и нравом не сходная к своему супругу, отчего всё счастие своё потеряла и весь род свой сгубила… Правда, сначала любовь между ими, царём Петром и супругою его, была изрядная, но продолжалася разве токмо год. Но потом пресеклась; к тому же царица Наталья Кирилловна невестку свою возненавидела и желала больше видеть с мужем её в несогласии, нежели в любви. И так дошло до конца такого, что от сего супружества последовали в государстве Российском великие дела, которы были уже явны на весь свет…». После смерти Ксении Лопухиной Куракин женился во второй раз. Его избранницей стала княжна Мария Урусова.

Венецианская роскошь для русского посла

Борис Иванович участвовал в Северной войне, а с 1709-го года начал дипломатическую карьеру. В 1715-м он подписал Грейфсвальдский союзный договор между Россией и Ганновером. В соответствии с ним, Ганноверский курфюрст Георг Людвиг обязывался содействовать России в получении старых владений при заключении мира в Швеции. Однако закончилось дело неудачей: в итоге Георг Людвиг встал на сторону Швеции. Куракин представлял Россию на Брауншвейгском конгрессе и исполнял различные поручения государя — заказывал корабли, приглашал на службу в Россию иностранных специалистов, координировал действия русских представителей за рубежом. Ранее, в 1707-м, Куракин ездил в Рим к Папе Клименту XI. «Никогда никто московской наци приемность такого гонору и порядком не был принят», — писал дипломат.

В 1722-м Борис Иванович взял на себя руководство послами России в Европе. В Париже он вел переговоры о браке Людовика XV и Елизаветы Петровны. После смерти Петра I Куракин был произведен в действительные тайные советники. Он задумал написать большой исторический труд, который так и не успел закончить. Блестящий дипломат ушел из жизни в октябре 1727-го года.

источник: diletant.media

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector