Рождество в Стране Советов

Ровно век назад Рождество, которое до этого сотни лет было всеобщим любимым праздником, за пару десятков лет утратило свое значение. Менялась страна, и вместе с ней менялись традиции...

Ровно век назад Рождество, которое до этого сотни лет было всеобщим любимым праздником, за пару десятков лет утратило свое значение. Менялась страна, и вместе с ней менялись традиции и ломались устои. Мы предлагаем проследить за тем, как это происходило, на примере художественных произведений и документальных материалов.

«КОМСОМОЛЬСКОЕ РОЖДЕСТВО»

В новом Советском государстве все было по-новому — и будни, и праздники. Традиции христианского Рождества и светского Нового года изменялись и смешивались, иногда причудливым образом. В 1920-е годы искоренение религиозных праздников и замена их гражданскими стали частью философии «нового быта». Предоставив гражданам привычные выходные дни, нужно было наполнить их новым, атеистическим, полезным для коллектива содержанием.

Советская пресса утверждала, что в церковь люди ходят «как в клуб или кинематограф» — для того, чтобы провести свободное время, развлечься, пообщаться. «А остальное праздничное время убивается совсем уж бессмысленно или прямо отвратительно: карты, орлянка, самогонка», — писали в газете «Правда» в 1922 году.

Владимир Маяковский в стихотворении «Чье рождество?» описывал праздничные бесчинства:

Поплывет из церкви гул —
развеселый оченно.
Будет сотня с лишним скул
в драке разворочена.

<…>

Смотрю я на радостное торжество,
глаз оторвать не смея…
Но почему оно зовется «христово рождество»,
а не «рождество зеленого змея»?!

Чтобы отвлечь народ от церковного празднования и сопутствующих «безобразий», устраивали «комсомольское рождество». Главными мероприятиями были «безбожные карнавалы», «красные коляды» и просветительские беседы. Активисты объясняли, что в христианском Рождестве нет ничего особенного: у этого праздника языческие корни, его аналоги существуют во всех религиях. Так газета «Комсомолец» описывала рождественский карнавал 1923 года в Курске: «Тут целая небесная коллекция: разные боги всех времен и всех народов. Есть и бог «Капитал». Рядом поп, царь и буржуй, а поодаль рабочий с молотом, крестьянин с сохой и красноармеец с винтовкой. Дальше лодка с комсомольцами, ряженые, волхвы и т. д. Подходим к монастырю с пением антирелигиозных песен. Много посторонней публики с удивлением смотрит на это шествие, а потом вылезли из монастыря и, не разобравшись в чем дело, начали креститься (подумали, что идет «живая церковь»). <…> Началось сжигание всех богов, а молодежь вокруг этого костра устроила пляски и танцы, прыгала через огонь и т. д.».

Многие охотно присоединились к празднику, но, как показал опыт, не поняли истинного смысла показанных комсомольцами сценок. В некоторых областях «безбожные карнавалы» спровоцировали конфликты между представителями разных конфессий, стычки между верующими и атеистами. Поэтому начиная с 1924 года партийное руководство рекомендовало отказаться от уличных мероприятий и сосредоточиться на научной пропаганде в рабочих и сельских клубах.

Еще несколько лет Рождество Христово оставалось «красным днем календаря». Наряду с этим за празднование налагался штраф, как за прогул. Формально решение о статусе праздника отдали на откуп местным властям в соответствии с «местными национально-бытовыми условиями, составом населения и т. п.».

Официальная история Рождества в Советской России закончилась в 1929 году, когда оно перестало быть выходным днем. «Бесповоротная и полная ликвидация празднования «рождества», начатая в этом году, превращение его в рабочий день — одно из новых крупных завоеваний на пути перестройки рабочего быта на новых культурных и социалистических началах», — писала «Красная газета».

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЕЛКИ

В годы Первой мировой войны с рождественской елкой боролись как с «немецкой выдумкой», в 1920–30-е годы — как с «буржуазным пережитком». Но безуспешно: нарядное дерево было слишком привлекательным символом для усталых и обездоленных людей.

До революции украшение елки было довольно дорогим удовольствием, занимались им в основном обеспеченные горожане, а большинству населения обычай был не близок. Это позволило советской власти позаимствовать выгодный образ у религиозного праздника. Нарядная елка со сладостями и подарками производила огромное впечатление на детей из бедных семей.

Новая елка — новые герои. Владимир Бонч-Бруевич оставил хрестоматийный рассказ о том, как Владимир Ленин посетил школьную елку в Сокольниках в 1919 году: «В это время елка вдруг вспыхнула разноцветными огнями. Это монтер школы устроил. Он раздобыл маленькие электрические лампочки и накануне, поздно вечером, когда все спали, провел искусно шнур и вплел лампочки в ветви елки. Ликованию и радости детей не было конца. Владимир Ильич от всей души веселился и пел вместе с ними. <…> Он колол для них грецкие орехи, наливал в блюдечки чай из горячих стаканов, подкладывал сладостей и ласково следил за всеми, точно все они были его семьей».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями: