Почему в России гусары не женились?

Российский офицер всегда воспринимался в обществе как лихой рубака, готовый сложить голову за царя и отечество, но при этом в мирной жизни он мот, бретер, гуляка и дамский...

Российский офицер всегда воспринимался в обществе как лихой рубака, готовый сложить голову за царя и отечество, но при этом в мирной жизни он мот, бретер, гуляка и дамский угодник, всегда стремящийся наставить рога доверчивым мужьям. И это было не так далеко от истины. Офицеры были поставлены в такие условия, что вынуждены были заводить любовниц, посещать бордели или жить с женщинами в гражданских браках без венчания…

Так уж сложилось исторически, что в российской армии не только офицеры, но и некоторые генералы или не женились вообще, или женились в солидном возрасте, достигнув определенного служебного положения. При этом женитьба офицера всегда обставлялась массой условностей, как закрепленных в законах, так и сложившихся в офицерской среде.

В период службы офицер не располагал ни своей жизнью, ни своей судьбой. Даже жениться он мог только с разрешения командира и одобрения невесты офицерским коллективом.

Это не было собственно российской особенностью, подобные требования были почти во всех европейских армиях.

В Италии, Испании, Пруссии разрешение на брак лично давал монарх по ходатайству командира части или дивизии. Во Франции с наполеоновских времен разрешение на брак давал военный министр. При этом, как привило, устанавливался возрастной ценз, требовалось подтверждение финансовой обеспеченности жениха и происхождения невесты, позволявшей ей выйти замуж за офицера.

Требования были жесткими. Французский офицер даже в конце XIX века мог жениться, только получая не менее 5 тыс. франков годового дохода. Прусский офицер не мог жениться при доходе менее 1,5 тыс. марок, а итальянский – 4 тыс. лир. Испанскому офицеру запрещалось жениться до достижения 25 лет.

В России первые законодательные акты, запрещающие военным людям женитьбу, появились во времена Петра I, но распространялись они не на офицеров, а на кандидатов на получение офицерского чина. Так, в Адмиралтейском регламенте запрещалось «гардемаринам жениться без дозволения Адмиралтейской коллегии и до достижения ими 25 лет от роду». Офицерам Петр жениться не запрещал, но только разумевшим грамоту и по разрешению военного начальства.

До Павла I разрешение на женитьбу офицерам давало военное начальство с учетом финансовой состоятельности жениха, происхождения и пристойности невесты. Новый император решил, что и эту сферу военной жизни ему необходимо взять под собственный контроль.

В 1800 году он повелел генералам и штаб-офицерам испрашивать разрешение на брак у него лично. Иногда он даже сам устраивал браки, заставляя офицеров и генералов жениться по своей прихоти. Император искренне считал, что делает благое дело, так как лучше других знает, кому, когда и на ком следует жениться.

Портрет князя Петра Ивановича Багратиона (1769–1812) Неизвестный художник, I-я пол. XIX века.

Не избежал монаршего «подарка» молодой генерал князь Петр Багратион, уже прославившийся в Итальянском походе. Его император решил женить на своей дальней родственнице Екатерине Скавронской. Этот брак, торжественно заключенный в сентябре 1800 года, изначально был обречен на неудачу.

Изображать видимость семейной жизни удавалось до 1805 года, когда княгиня надолго уехала за границу. С этого времени отношения между супругами поддерживались только по переписке.

С павловских времен были ужесточены требования к выдаче разрешений на женитьбу офицерам. В то время сложилась негласная практика, что обер-офицеры женятся, только получив в командование роту или же по выходу в отставку. Причина была очевидна. Армия почти постоянно участвовала в войнах, не зря же известный генерал Яков Кульнев говаривал: «Люблю нашу матушку Россию за то, что у нас всегда где-нибудь да дерутся».

Гибель в боях младших офицеров была значительной, и военное руководство обоснованно считало, что вдов и сирот на Руси и так хватает. Кроме того, денежное содержание младших офицеров просто не позволяло им содержать семью.

Немаловажно, что пенсии жене и детям, в случае гибели главы семейства, не предусматривались. Решение об их назначении в каждом случае принимал лично император, если было обоснованное ходатайство, поддержанное военным ведомством.

Любопытно, что ситуация с офицерскими браками обострилась в ходе наполеоновских войн, особенно – заграничных походов. Ускоренное производство в чины отличившихся в боях офицеров приводило к тому, что многими полками стали командовать молодые полковники и генералы, которые формально относились к бракам своих подчиненных, со многими из которых их связывали дружеские отношения.

Появилось новшество, когда молодые офицеры стали возвращаться в Россию с женами – полячками, француженками, немками. Причем, во многих случаях их избранницы были отнюдь не из благородного сословия.

О том, что ситуация и на самом деле стала выходить из-под контроля, свидетельствует письмо руководству от командира кавалерийской дивизии генерала А.Х. Бенкендорфа.

«Субалтеры-офицеры, не имеющие состояния, часто женятся, следуя исключительно минутному влечению, и тем являются причиною несчастия своих жен и детей; или делаются неспособными к службе офицерами, изыскивающими случаи для удовлетворения предосудительным способом нужд, сопряженных с семейной жизнью; другие в расцвете лет покидают военную службу или переходят в гарнизоны, находя там по крайней мере спокойную и оседлую жизнь.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...