Футбол и политика

Сборная СССР дебютировала на первенстве Планеты в 1958 году. Турнир в Швеции был шестым для сильнейших футболистов планеты. Получилось, что наша сборная собиралась на мировой форум почти тридцать...

Сборная СССР дебютировала на первенстве Планеты в 1958 году. Турнир в Швеции был шестым для сильнейших футболистов планеты. Получилось, что наша сборная собиралась на мировой форум почти тридцать лет. Почему же так произошло?

В советские времена футбол был густо замешан на политике, им, как и всеми делами в стране, руководила коммунистическая партия. И она, да и то лишь изредка – вдруг проиграют? – позволяла игрокам советских клубов встречаться с иностранцами. Большой ажиотаж вызвал вояж в Советский Союз сборной Басконии летом 1937 года. Это было знаковое, не только спортивное, но и политическое событие – в СССР приехала команда из героической, сражающейся с фашизмом Испании. Наша страна помогала этой стране вооружением, продовольствием, медикаментами. СССР приютил несколько тысяч испанских детей, для них Советский Союз построил полтора десятка детских домов. Футболистов с Пиренейского полуострова встречали восторженно, к тому же подобной тактики и стратегии, таких совершенных и слаженных действий футболистов советские любители футбола еще не видели. Выступления испанцев собирали аншлаги в Москве, Киеве, Тбилиси, Минске.

Гости выиграли пять матчей, один, в Ленинграде со сборной города, завершили вничью. Что было за кулисами той встречи, отчасти свидетельствовует записка главного редактора «Правды».

Лев Мехлис информировал Сталина и главу НКВД Николая Ежова, что секретарь Ленинградского горкома ВЛКСМ М. Уткин дал директиву от имени секретарей ЦК ВЛКСМ Косарева и Вершкова местному комитету по делам физкультуры. Ее смысл заключался в том, что надо «обязательно выиграть (у испанцев), а для этого нужно напоить команду до игры и обеспечить женщин для них и выбить (физически) двух игроков (Регейро и Гростица)».

Но напоить гостей не удалось. От знакомств с дамами они тоже отказались, хотя те звонили и стучали в их номера отеля всю ночь. В ленинградском матче гости выглядели утомленными – приехав в город на Неве, они участвовали в большом митинге, посвященном советско-испанской дружбе, потом – в многочасовой утомительной экскурсии по городу на Неве. А вечером состоялся пышный банкет. Тем не менее, баски, пропустив два мяча в первом тайме, сравняли счет во второй половине игры. Итог – 2:2.

К слову, Гростица – на самом деле он Горостица – от ног и рук ленинградцев не пострадал. Зато арбитр Николай Усов свое дело «сделал», да так, что испанцы долго возмущались.

И в игре со «Спартаком», в котором гости потерпели единственное поражение в турне, они были недовольны судейством. На матче в Москве едва не разразился скандал: баски, разгневанные пристрастной, по их мнению, работой судьи Ивана Космачева (парадокс, но он работал в системе «Спартака»!) отказались выходить на второй тайм. Их пришлось уговаривать самому председателю Совета народных комиссаров Вячеславу Молотову! В конце концов, испанцы сменили гнев на милость и продолжили матч.

О чемпионатах планеты советские футболисты в ту пору даже не мечтали. До СССР лишь доносились отголоски горячих мировых баталий.

К примеру, «Красный спорт» в 1934 году в небольшой заметке сообщил о финальном матче первенства мира между Италией и Чехословакией (2:1): «Игра прошла чрезвычайно интересно. Победители были «обласканы» высокими милостями. Муссолини преподнес им золотую медаль «за спортивную храбрость». Автомобильная фирма Фиат подарила каждому игроку по автомобилю. 200 000 лир было выдано команде в виде премии. Возбуждение зрителей на трибунах несколько раз превращалось в драку».

Есть косвенные доказательства того, что Советский Союз собирался участвовать в турнире 1942 года. В январе 1941-го спартаковец Андрей Старостин в интервью корреспонденту ТАСС сказал: «Советский футбол добился успехов и стоит на верном пути к мировому первенству». Однако оно не состоялось: вскоре Германия напала на СССР…

Советские футболисты не приняли участия и в следующем чемпионате 1950 года, который проходил в Бразилии, хотя СССР к тому времени уже вступил в международную федерацию футбола (ФИФА).

В октябре 1952 года Секция футбола СССР – так именовалась федерация – получила «сердечное приглашение» на первенство Планеты 1954 года, именовавшееся Кубком Жюля Римэ. Ответ нужно было дать до 1 февраля 1953 года. Вскоре должна была состояться жеребьевка отборочных матчей.

Однако чиновники не спешили, бумага из Швейцарии пылилась. Наконец, в начале 1953 года письмо пошло по инстанциям и в итоге добралось до председателя комитета по физической культуре и спорту Николая Романова. Но самостоятельно принять решение он, конечно, не мог – требовалось разрешение со Старой площади. Романов встретился с секретарем ЦК КПСС, заведующим отделом пропаганды и агитации Николаем Михайловым, и изложил суть дела. Тот обещал посодействовать.

Романов отправил письмо в ЦК КПСС, в котором, в частности, говорилось, что «Всесоюзный комитет считает, что к началу розыгрыша советская футбольная команда может быть подготовлена для успешного выступления на предстоящих соревнованиях. Окончательно решить вопрос об участии нашей футбольной команды в розыгрыше первенства мира можно будет в начале 1954 года, в зависимости от подготовки команды».

Дата отправки письма 27 января 1953 года. Но до футбола ли было в то время? Вопрос риторический и подразумевает отрицательный ответ. Началась кампания по делу «врачей-вредителей». Газеты пестрели материалами, обличающими очередных «врагов народа», на сей раз из представителей высших медицинских кругов. Арестованных обвиняли во всех смертных и грехах и главное, что они были связаны с разведками Англии, США и других западных стран. В общем, на горизонте маячил очередной процесс, возможно, куда более страшный, чем судилища 30-х годов.

Чтобы дать ответ на письмо ФИФА, надо было идти за разрешением в Кремль, к самому Сталину. Но обращаться к непредсказуемому вождю с таким «наивным» вопросом было просто опасно.

Это могло вызвать его кипучий гнев. К тому же Иосиф Виссарионович был к футболу равнодушен. В отличие от своего сына Василия, создавшего на базе ВВС одноименную и очень мощную спортивную структуру. В ней были клубы по футболу, хоккею и другим видам спорта.

Михайлов, видимо, хорошенько обдумав ситуацию, не пошел за благословением в Кремль. Или ему кто-то подсказал, что этого не следует делать. В итоге, на бумаге спортивного функционера осталась красноречивая ремарка: «В архив». На чемпионат мира в Швейцарию сборная СССР не поехала.

После смерти Сталина Секция футбола СССР начала активное сотрудничество с ФИФА.

Глава секции Валентин Гранаткин регулярно направлял отчеты на Старую площадь. И наконец, партийные органы санкционировали подготовку советских игроков к чемпионату мира 1958 года.

Было выпущено секретное постановление ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и международных связей «Об участии сборной команды СССР по футболу в соревнованиях на первенство мира», датированное 14-м апреля 1958 года.

Накануне чемпионата главная команда страны проводила товарищеские игры. 24 мая в Лужниках состоялась встреча между сборной СССР и польской «Гвардией». Хозяева поля уверенно победили со счетом 3:0. Один из мячей забил 20-летний торпедовец Эдуард Стрельцов, считавшийся восходящей звездой. В той команде было немало других игроков высокого класса и потому специалисты возлагали на отечественную сборную немалые надежды. Но тогда никто не знал, что скоро команда понесет большие потери…

Через день после игры с поляками милиционеры прямо на тренировке сборной СССР арестовали Стрельцова. Вместе с ним в «черный воронок» посадили еще двух игроков – спартаковцев Бориса Татушина и Михаила Огонькова. По версии следствия все они на даче в поселке «Правда» принимали участие в пьяном кутеже, который продолжался весь день и всю ночь. Ну а первый якобы принимал участие в изнасиловании женщины.

С тех пор прошло 60 лет, но та история до сих пор покрыта таинственным мраком. Многие считают, что обстоятельства дела были сфальсифицированы, и футболист стал их жертвой. В то же время Стрельцов славился своими загулами, не раз становился объектом фельетонов в центральной прессе. К тому же, по слухам, отказывался перейти в команды, связанные с силовыми структурами – «Динамо» и ЦСКА.

Есть также версия, что Стрельцов якобы не захотел жениться на дочери министра культуры Екатерины Фурцевой. На беду звездного форварда о случившемся на подмосковной даче узнал сам первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев. Скорый на расправу Никита Сергеевич приказал наказать «зарвавшуюся» звезду максимально строго. Дальнейшие события развивались стремительно – быстро было проведено следствие, если его таковым можно назвать, а в конце июля 1958 года – суд.

Не исключено, будь Хрущев футбольным болельщиком, как, к примеру, Леонид Брежнев, «дела Стрельцова», возможно, и не возникло бы. Его спустили бы на тормозах, никто не стал бы накануне первенства мира вынимать из обоймы национальной сборной звезду и двух сильных игроков.

«В случае благополучного исхода – выигрыша титула или призового места – незаменимость Стрельцова автоматически ставилась под сомнение, – писал Александр Нилин в книге о форварде «Человек без локтей». – В случае же неудачи, вина нарушившего режим – пусть даже только режим форварда — усугублялась, странно даже, что ему измену родине никто не догадался припаять».

Кстати, из сборной СССР Стрельцова хотели изгнать еще до произошедшего в подмосковном поселке. В ЦК КПСС были приглашены председатель спорткомитета СССР Романов и начальник национальной сборной Владимир Мошкаркин. Там им сообщили: «Есть мнение, что Стрельцов намерен остаться в Швеции. Поэтому брать его туда не следует». Романов и Мошкаркин, удивленные таким заявлением, принялись горячо возражать. И вроде бы сумели переубедить партийцев.

Хрущев был равнодушен к футболу, как и Сталин. Зато славился вспыльчивостью, был впечатлителен и сумасброден, любил «качать права».

Он пришел в неописуемую ярость, узнав о том, что произошло в подмосковном поселке. Возможно, ту историю подали в столь невыгодном для Стрельцова свете, что шансов остаться на свободе что у него просто не оставалось.

Расправа с форвардом была поразительно жестокой – его приговорили к 12-ти годам лагерей строгого режима, несмотря на то, что женщина отказалась от своих обвинений. Правда, на свободу Стрельцов вышел через пять лет, вернулся на зеленое поле и снова блистал – в «Торпедо», и в сборной СССР.

Такого еще не было в истории отечественного футбола, чтобы игрок, да еще триумфально, возвратился в большой футбол после шестилетнего (!) перерыва.

Те же Татушин и Огоньков тюрьмы избежали и отделались дисквалификацией. Сначала их отлучили от футбола пожизненно, потом срок сократили до трех лет. Хотя вина состояла лишь в том, что они сидели за столом, выпивали…

Остается добавить, что сборная СССР, лишившись трех игроков, дошла до четвертьфинала, где проиграла Швеции. Конечно, все в СССР, в том числе, спортивное начальство ждали другого, более позитивного результата. Однако никаких санкций против футболистов и тренеров уже не последовало…

автор: Валерий Бурт

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector