Неожиданное открытие: жить в раю можно, только не долго

Джон Кэлхун, ученый-этолог из США в начале второй половины XX века поставил несколько экспериментов на мышах, создав для них рай: много еды и питья, чистота, отсутствие хищников и...

Джон Кэлхун, ученый-этолог из США в начале второй половины XX века поставил несколько экспериментов на мышах, создав для них рай: много еды и питья, чистота, отсутствие хищников и болезней. Однако через 1780 дней, немного не дотянув до пяти лет, все обитатели мышиного рая вымерли. Почему же это произошло?

Хотя Джон Кэлхун провел этот эксперимент, который носил название «Вселенная-25», над мышами, по сути, он построил модель человеческого общества, которая будет развиваться на Земле в полном комфорте, но на перенаселенной планете. Ученый открыл определенное явление и назвал его термином «поведенческая раковина». Это означало переход особи к агрессивному и ненормальному поведению в условиях скученности и тесноты. Эти эксперименты стали известными в 1960-е годы XX века, когда в странах Запада был отмечено послевоенное увеличение рождаемости. Тогда человечество стало задумываться над тем, как грядущее перенаселение повлияет на жизнь всех нас.

Мышиный рай, эта самая «Вселенная-25», представлял собой бак два на два метра и высотой полтора, созданный как замкнутое пространство, из которого не было выхода. Там постоянно держалась самая оптимальная для жизнедеятельности мышей температура, было много еды и питья в открытом доступе, еженедельно бак чистили, естественно, не было никаких хищников и ученые следили за хорошим состоянием здоровья мышей. Было много отдельных кормушек (на 9500 мышей), поилок (на 6144 мыши). Укрытий и гнезд хватило бы на 3840 мышей. Но этой цифры численность подопытных зверьков никогда не достигала, самое большое число их колонии было 2200 особей.

Началось с того, что в бак поместили 8 мышей, по четыре самки и самца. Они быстро поняли, что этот мир идеален и начали срочно размножаться. Этот первый период, пока мыши осваивались, Кэлхун назвал фазой А, но когда только появилось первое потомство, стартовала фаза В. Число мышей в эту фазу росло по экспоненте и удваивалось раз в 55 дней. Прошло около года, а именно 315 дней, и скорость размножения пошла на спад. Настала фаза С. Популяция удваивалась только раз в 145 дней, всего в баке жило уже примерно 600 мышек. Они устроили к тому времени определенный социум и иерархию. Места уже было гораздо меньше.

Появилась каста «неприкасаемых», которых выгоняли в центральную часть «Вселенной-25», их часто обижали все кому не лень. Они выглядели плохо, побитыми и искусанными. Это был в основном, молодняк, не сумевший встроиться в социальную систему. Это происходило потому, что в райских условиях бака старые мыши жили долго и не освобождались места для следующих поколений. Новорожденные и молодые мышки вызывали агрессию, они были явно лишними на этом празднике жизни. Самцы-изгнанники имели теперь надломленную психику, они отказывались защищать беременных от них самок и вообще быть частью социума. Они были малоагрессивны, хотя изредка нападали на других изгнанников или нормальных, социализированных мышей.

Беременные самки теперь не чувствовали себя защищенными, начинали сами драться. Причем делали они это не только с целью защитить свое потомство, но и переносили расцветавшую в них агрессию на собственных детенышей. Они все чаще убивали свое потомство, занимали с боем верхние гнезда, жили озлобленными одиночками и больше не хотели размножаться. Рождаемость стремительно снижалась, молодняк умирал в большом количестве.

И вот началась фаза D, или фаза смерти. Символично, что на этой стадии появилась особая категория мышей, названная ученым «красавцы». Это были самцы, которые уже не хотели отвоевывать для себя самок и территорию, асексуальные, без каких-либо инициатив. Они ели, пили и спали, и начищали свою шерстку, не вступая в конфликты и не входя в социальные структуры. Названы «красавцами» они были потому, что в отличие от других мышей, не выглядели побитыми. Также поразило ученых асексуальность этих мышей, они вообще не стремились производить потомство. Среди последних, все уменьшающихся, пометов в баке «красавцы» и самки-отшельницы, которые не хотели спариваться, сильно превалировали.

В этой последней фазе вымирания мыши жили на 200 дней дольше обычных сородичей, а детская смертность стала стопроцентной. Скоро самки вообще прекратили беременеть. Оставшиеся мыши стали вступать в гомосексуальные связи, без причины вели себя агрессивно и странно, хотя условия вокруг были все те же самые – райские, еды и питья на всех хватало с избытком. Проявился даже каннибализм, как это ни ужасающе звучит, ведь к этому не было никаких предпосылок – голод же мышам не грозил. Мыши вымирали очень быстро в этой фазе развития «Вселенной-25». Через 1780 дней все было кончено.

 

Примечательно, что в преддверии всеобщего вымирания мышей Джон Кэлхун на ранней стадии фазы смерти попытался исправить ситуацию и провел параллельный эксперимент – небольшие группы мышей отселили в другие баки-Вселенные с такими же райскими условиями, но там никакого перенаселения не было. «Красавцам» и самкам-одиночкам создали условия, при которых первые мышки размножались, как вы помните, по экспоненте. Но психически травмированные мышки так и не изменили своего поведения, заложенного во младенчестве. Они не захотели спариваться и размножаться и строить свой социум. В итоге они так и прожили одинокими и умерли все от старости. И таких переселенных мини-колоний было несколько, но везде результат остался плачевным.

И на основе этих экспериментов ученый создал теорию двойной смерти, где первая часть умирания – это кончина духа, надломление психики. Отсутствие незанятых социальных ролей для молодежи, тесный физический контакт, и как следствие, немотивированная агрессия приводит к появлению «красавцев», способных только на примитивные функции – поесть, попить, поспать, почиститься. У мышей, как животных несложных, вся социальная активность связана с продолжением рода, и в условиях скученности мыши от нее предпочли отказаться. И этот отказ от поведенческих алгоритмов и называется «первой смертью» — «кончиной духа». А после этого события вторая смерть уже неизбежна и становится просто вопросом времени.

Отсюда Джон Кэлхун сделал вывод, что мышь, как, впрочем, и человек, и любое живое существо, должны жить в условиях борьбы за жизненные ресурсы и в лишениях, в нормальном уровне стресса, чтобы оставаться самим собой, нормальным и психически устойчивым.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...