Дело не в Асаде и не в Сирии как таковой

В Сирии сорваны маски. Спустя год действий ВКС РФ обманчиво запутанная картина конкретизировалась – США и террористы готовы воевать против России и законного правительства. Формулировки предельно откровенны, истинные...

В Сирии сорваны маски.
Спустя год действий ВКС РФ обманчиво запутанная картина конкретизировалась – США и террористы готовы воевать против России и законного правительства.
Формулировки предельно откровенны, истинные цели обнаружены, лишние сущности если не отсечены, то отошли на второй план.

Дело не в Асаде и не в Сирии как таковой

Мировые СМИ открыто пишут о высокой угрозе столкновения американцев и русских, а авторитетные эксперты, еще недавно степенно рассуждавшие об автономности террористов от Вашингтона, теперь объясняют, как американцы снабжают террористов оружием против Асада и угрожают натравить на российские города.

Стало очевидным, что нет никаких коалиций против ИГИЛ ( Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»), а есть русская армия с союзниками, которая противостоит международному терроризму как инструменту США и НАТО.

К октябрю 2016 года структура очередного мирового конфликта в Сирии кристаллизовалась. Однако по-прежнему не до конца осмыслена его суть и причины.

Общепринятая максима – дряхлеющий мировой гегемон не смог в энный раз экспортировать «демократию» и теперь загоняет себя и всех в тупик – мало что объясняет.

Почему камнем преткновения стала Сирия – все же не самая значимая страна мира?

Почему под ударом, к примеру, не Египет, где бородатым «борцам за демократию» не удалось закрепить успех, а пришлось даже уступить власть сильному не проамериканскому правительству – однако ничего, проглотили.

Та же Сирия до 2010 года была чуть ли не самой прозападной страной Ближнего Востока, не считая Израиля, а с четой Асад в ресторане откушивал дорогие яства сам Байден. Но в 2011-м его объявили исчадием ада и собирались быстро убрать с помощью исламистов. Не вышло.

Почему агрессору противостоит именно Россия – страна, сама только считаные годы назад отошедшая от распада и вовсе не являющаяся главным конкурентом западной экономике? И почему Соединенные Штаты столь яростно идут на крайности, доводя мир до грани третьей мировой?

Да, конечно, многочисленные эксперты по Ближнему Востоку назовут целый комплекс причин, дающих ответы на все эти «почему?». Но при внимательном разборе станет ясно, что они только приложение к чему-то главному.

Первый и самый частый аргумент – это нефтегазовый фактор. Якобы обилие запасов в Сирии сделало ее желанной целью для Запада, который вслед за Ираком и Ливией мог поживиться сирийскими углеводородами, уничтожив местное государство.

На самом деле доказанных запасов той же нефти в Сирии насчитывается всего 2,5 млрд баррелей, что составляет 0,1% от их общемирового объема.

Да, за несколько лет до войны норвежцы вроде бы обнаружили в Сирии четыре крупнейших месторождения в районе города Баниас, которые могли бы вывести добычу на уровень кувейтской, однако реальная добыча от того нисколько не изменилась.

И этого явно недостаточно для объяснения начавшейся террористической интервенции в Сирию: если бы целью Запада являлась исключительно нефть, то логичнее было бы устраивать экспорт демократии в ту же Венесуэлу с 17,5% мировых запасов.

Да и на Ближнем Востоке поживиться есть кем – те же Катар, Кувейт и прочие эмираты гораздо более изобильны нефтью и менее устойчивы: свергай шейхов и качай черное золото.

Предполагают еще, что причиной агрессии мог стать отказ Дамаска в 2009 году пропускать через свою территорию газопровод из Катара в Европу. Однако это тоже преувеличение. Такое несогласие могло стать мотивацией для катарцев, но никак не для Запада.

Сам проект газопровода настолько рискованный и малопонятный, что мог разве что служить блефом или предлогом, но не реальной причиной начать многолетнюю террористическую кампанию против Асада.

Вообще появившаяся в последние годы мода искать во всех конфликтах следы нефти и обвинять во всех бедах ее залежи является чрезмерным упрощением и похожа на монетаристский подход в экономике, когда вся сложность хозяйственных отношений оценивается исключительно через дебет/кредит.

Между тем в мировой политике нефть имеет только значение инструмента (пусть и важного) отстаивания интересов и достижения геополитических целей: Гитлер рвался к бакинской нефти не ради нее самой, а чтобы отрезать от нее Москву и добить СССР.

Называть инструмент целями – непозволительная подмена, уводящая от сути.

Гораздо менее значимыми для объяснения войны в Сирии, готовой перерасти в мировую, являются аргументы про якобы реальные внутренние противоречия внутри Сирии и в регионе, распространение исламизма и развал государственности Ирака, ставший почвой для роста экстремизма, противостояние суннитов и шиитов, Саудовской Аравии и Ирана, перенаселение в регионе, недостаток воды и прочее.

Все это в той или иной степени, безусловно, добавляет конфликту остроты, но совершенно не объясняет, почему сейчас в Сирии действуют силы десятков стран мира, включая две самых мощных из них – РФ и США.

Существует гораздо более убедительное, хоть и считающееся недостаточно научным, объяснение нынешнего конфликта в Сирии.

Обрушение этой страны необходимо США для разжигания хаоса на Ближнем Востоке, что позволит перенести дестабилизацию на всю Евразию и поможет обрушить альтернативные экономические центры силы – прежде всего Китай и Россию.

Мол, долларовая система не выдерживает перегрузки долгов, и война в Сирии используется как инструмент дестабилизации конкурентов в экономическом противостоянии.

Действительно, именно китайская экономика в 2014 году впервые перегнала по ВВП американскую, и, казалось бы, между двумя этими экономическими гигантами – уходящим и восходящим – должна была завязаться военно-политическая схватка.

Об этом в последние годы много говорили и американские, и китайские политологи.

Однако в сирийском конфликте – и это безусловный факт – Китай отсиживается даже не на вторых ролях. Все пять лет – и даже при нынешнем обострении – он держит привычный нейтралитет, лишь сетуя по поводу страданий сирийцев и осуждая терроризм.

Россиия же в экономическом плане не представляет реальной угрозы для США, в то время как в Сирии главным противником американцев является именно российская армия, китайцев там нет даже близко.

Даже географически конфликт в Сирии находится ближе к российскому Кавказу, куда через Турцию прямой коридор для переноса «игиловской» заразы ( Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»), чем, скажем, к уйгурскому региону Китая.

По такой логике было бы правильнее вырастить ИГИЛ( Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности») в Афганистане или Пакистане, откуда легче перекинуть террористический хаос в Китай.

Российско-китайские учения в море, на суше и в космосе, равно как особые отношения Москвы и Пекина – это важный фактор новой международной политики, но все же напрямую конфликта в Сирии он не касается.

Более того, можно с большой уверенностью предположить, что, не будь сейчас России как значимого геополитического игрока, Пекин не пошел бы на конфликт с США по поводу Сирии, а договорился бы с Западом на основе пусть даже не совсем выгодного для него компромисса, сделав ставку на неизбежное ослабление западной цивилизации в исторической перспективе.

Не хочу обидеть наших китайских партнеров, но надо понимать, что и при нынешних прекрасных отношениях с Москвой Пекин может в любой момент достигнуть консенсуса с Западом и занять «дружественный нейтралитет» на его стороне в наметившемся конфликте старого и нового мироустройств.

По той простой причине, что для Китая противостояние с США – это чисто экономический спор двух гигантских бизнес-структур, не более.

У России же с Западом конфликт совершенно иной, не экономический.

Легкомысленно считать, что российская экономика, при всех реальных ее успехах в последние 15 лет, угрожает американской глобальной экономике, в которую, по сути, до сих пор встроен тот же Китай.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector