Актер Петр Репнин — ТОТ САМЫЙ МУЛЯ

После премьеры комедии «Подкидыш» Петру Петровичу Репнину нельзя было пройти по улице незамеченным. За ним непременно увязывалась толпа мальчишек, а девушки-поклонницы томно шептали ему «Му-у-уля…» Малолетняя дочурка актёра...

После премьеры комедии «Подкидыш» Петру Петровичу Репнину нельзя было пройти по улице незамеченным. За ним непременно увязывалась толпа мальчишек, а девушки-поклонницы томно шептали ему «Му-у-уля…» Малолетняя дочурка актёра не понимала такого ажиотажа вокруг отца. Пётр Петрович не водил её в кино, и Оленька искренне удивлялась, почему папу называют каким-то странным, дурацким именем. Она даже стала бояться ходить куда-нибудь вместе с ним. Но со временем ажиотаж несколько поутих, Мулю подзабыли, и когда в троллейбус у «Мосфильма» медленно взбирался пожилой, грузный человек в очках, беретке и с тросточкой, пассажиры в недоумении перешептывались: «Кто это?» — «По-моему, артист!» — «Да-да, артист! Но где же я его видел?» Какие-то неуловимые, но очень родные чёрточки в лице этого человека не оставляли в покое его спутников, и, наконец, кто-то не выдерживал и подходил: «Простите, где мы могли вас видеть?»

Актер Петр Репнин — ТОТ САМЫЙ МУЛЯ

Пётр Репнин родился в Петербурге в 1894 году в мещанской семье. Его отец был известным в городе фотографом, мать занималась воспитанием детей — дочери и двух сыновей. С юных лет Пётр увлёкся рисованием, но играть больше всего любил «в театр». Его увлечение переросло в деятельное участие в школьных спектаклях, причём не только в качестве актёра, но и декоратора и даже портного. Первой значительной ролью Репнина стала госпожа Простакова в «Недоросле» Фонвизина. В те же годы мальчишки не вылезали из кино — посещали модные тогда «Тиоскоп», «Синематограф», «Иллюзион». Повзрослев, получив образование, поработав в конторе Сормовских заводов и вдоволь наигравшись в самодеятельности, Пётр твёрдо решил посвятить себя театру. Причём, режиссёрская профессия увлекла его больше, поэтому после революции Пётр Репнин переехал в Москву и поступил на курсы под названием «Мастерская сценических постановок», которыми руководил Всеволод Мейерхольд. Мейерхольд влюбился в Репнина. Он старался не отпускать его от себя ни на шаг, хотя Репнин частенько перебегал из одной труппы в другую. Однако Мастер шёл даже на то, чтобы позволять своему ученику совмещать работу у него с халтурой на стороне. Со временем Пётр Петрович стал поистине правой рукой Мейерхольда. Когда Всеволод Эмильевич организовал Театр революции, то доверил Репнину сразу две самостоятельные постановки. И всё же ученик покинул своего учителя. Его увлекла и закружила стихия кино. Мейерхольд послал ему вдогонку письмо: «Пётр Петрович, если Вам будет плохо — приходите. Я всегда Вас жду…»

Итак, кино. Дебютировав в двух не слишком удачных картинах, Репнин сам пишет сценарий фильма «Гонка за самогонкой» и снимается в главной роли. Его герой, Сенька-подмастерье, был весьма эксцентричным, по ходу дела претерпевал немало видоизменений, менял грим, костюмы — в общем, проделывал всё то, о чём мечтал юный Петя будучи зрителем американских головокружительных кинокомедий. Эта роль прославила Репнина как комического актёра, мастера эксцентрики и перевоплощения. Так и стали его использовать в дальнейшем. В 20-30-е годы он снялся в таких популярных фильмах, как «На верном следу», «Когда пробуждаются мёртвые», «Ухабы», «Пышка», «Вражьи тропы», «Зори Парижа», «Девушка с характером». Вскоре за ним закрепляется новое амплуа — так называемого бытового актёра. Положительных героев Репнин перестал играть вообще, и из фильма в фильм потянулась вереница стяжателей, интеллигентных воров, хапуг, бюрократов, подленьких священников и брюхатых инквизиторов. Славу Репнина закрепила роль многострадального Мули в «Подкидыше».

Актер Петр Репнин — ТОТ САМЫЙ МУЛЯ

Актёр отнёсся к новому витку своей славы прохладно. Он уже слегка подустал от всей этой суеты, поклонниц, ему уже было много лет, и на руках у актёра была годовалая дочка Оля. Растил и воспитывал её он один. Петр Петрович не был официально женат, и детей до этого у него тоже не было. Когда родилась Оленька, актёру исполнилось 44 года.

Рождение дочери круто изменило его жизнь. Доселе он от детей только уставал. «Дядя Петя, ты меня любишь?» — спрашивал его озорной и шумный племянник. «Вдребезги!» — отвечал добрый дядя Петя, и мальчонка понимал, что лучше держаться от него подальше. Теперь же на его руках оказался маленький, беленький комочек, который стал для пожилого актёра и дочкой и внучкой одновременно. В этом комочке сконцентрировались весь мир, вся жизнь, все помыслы. Он стал жить только для ребёнка. Когда к Петру Петровичу приехала его бездетная сестра Мария и попросила отдать Оленьку ей, он даже вспылил: «Ни за что! Вы — женщины — глупые, вы не воспитаете моего ребёнка как надо, а только испортите его!» Пётр Петрович взял няню, к подбору которой подошёл тоже весьма серьёзно.

Актер Петр Репнин — ТОТ САМЫЙ МУЛЯ

После «Подкидыша» Репнин снимался всё реже. Он уже почти не работал в театре и мог бы совсем зачахнуть. Но теперь всё своё внимание он переключил на дочь. Каждый месяц Пётр Петрович устраивал дни рождения Оленьки и собирал актёров-собутыльников. В прихожей вывешивался плакат «У кого страшная рожа — к кроватке не подходить!» По вечерам он пел любимую песенку малышки — куплеты водовоза:

«Удивительный вопрос —
Почему я водовоз?
Потому что без воды
И ни туды, и ни сюды…»

В конце 1941 года в Москве началась паника. Все, кто могли, бежали. Репнин принял решение оставаться в столице. Он только что снялся в самом первом «Боевом киносборнике» в роли Гитлера, и ему говорили: «Пётр Петрович, вам первому висеть!» Актёр на это не обращал внимания. Он выезжал с концертными бригадами под Москву, играл скетчи, писал репризы, изредка снимался. Война сильно отразилась на его здоровье. Он страшно похудел, стал чаще болеть. А потом, когда жизнь более-менее наладилась, Репнин вновь стал искать работу. После долгих скитаний пришёл в Театр-студию киноактёра и вскоре уехал с частью труппы в Германию, в знаменитый Театр советских войск. Там он чувствовал себя великолепно. Так как Пётр Петрович немного знал немецкий язык, он с удовольствием ходил по магазинам, свободно общался с местными жителями, но артист не учёл одного — в труппе было полно осведомителей. А так как он никогда не отказывался от рюмки, то сболтнуть мог что угодно. Во всяком случае, это кого-то насторожило, и через год руководитель театра Николай Плотников с Репниным распрощался.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector