Советско-финская война: что не замечают историки

30 ноября 1939 году началась советско-финская — «незнаменитая» — война, однозначную оценку которой историки не могут дать до сих пор… Финские лыжники на позиции. Фото с сайта wikimedia.org...

30 ноября 1939 году началась советско-финская — «незнаменитая» — война, однозначную оценку которой историки не могут дать до сих пор…


Финские лыжники на позиции. Фото с сайта wikimedia.org

Начать лучше сразу с итогов войны — что получил СССР и что получила Финляндия? Советский Союз получил всё то, о чем просили финское правительство до войны – отодвинутую от Ленинграда госграницу и полуостров Ханко, ставший впоследствии символом русской воинской доблести. А финны получили военную катастрофу и едва не вошли в СССР на правах союзной республики. Но не вошли. Что лишний раз опровергает либерально-параноидальную теорию о том, что Сталин хотел захватить весь мир.

Если бы хотел, то почему не присоединил Финляндию, которая в марте 1940 года находилась в шаге от разгрома? Даже в полушаге, так как к тому времени численность РККА, задействованная в войне против финнов, выросла с 425 000 человек до 760 000, а финны, с прорванной линией Маннергейма, едва могли наскрести 250 000 человек. При этом Сталин мог увеличивать численность армии до бесконечности, а Маннергейм метался как гиена в клетке, не зная чем заткнуть рухнувший фронт.

 

Сталину оставалось просто дать войне идти своим чередом хотя бы ещё месяц и Хельсинки стали бы столицей союзной республики. Но 12 марта 1940 года в войне была поставлена точка. СССР получил все то, что хотел, а Финляндия осталась в дураках. До войны ей предлагали компенсацию в виде 5529 кв. километров Карелии, но горячие финские переговорщики заупрямились и получили в марте 1940 года без пяти минут разгром.

Кстати, а можно ли вообще считать советско-финскую войну войной? В СССР мобилизация не объявлялась, война шла всего 105 дней, Ленинградский военный округ был развернут в Северо-Западный фронт только в январе 1940 года, да и первоначальные, участвовавшие в боях 425 000 человек – это был даже не весь Ленинградский военный округ.

Для сравнения: вступивший в войну 24 июня 1941 года Северный фронт уже имел в своем составе три армии и шесть корпусов, включая один авиационный. А в годы войны один только Ленинград дал фронту более 100 000 ополченцев, не считая приписного резерва.

На таком фоне трехмесячная советско-финская война выглядит как не самая крупная войсковая операция. Опять-таки, для сравнения: в Сталинградской битве было задействовано полтора миллиона человек, в операции «Багратион» — 1,7 млн, а для добивания нацистской гадины в Берлине было задействовано более 2,3 млн человек.

Так что в Финляндии Советский Союз воевал, образно говоря, левой пяткой. Даже её частью. Все это лишний раз доказывает, что перед СССР изначально не ставилась цель оккупировать Финляндию и превратить её в союзную республику.

Сталин на переговорах очень четко дал понять, чего он хочет: «Ленинград мы передвинуть не можем, поэтому придется передвинуть границу». Если бы финны согласились, то получили бы в два раза большую территорию и, что очень вероятно, во Второй мировой войне остались бы нейтральной страной.

Но они решили воевать. Искренне надеясь на помощь англо-французских «партнеров», которые финнов традиционно кинули. Как кинули поляков, бельгийцев, голландцев, норвежцев, греков, да и всех остальных.

Англичане под конец кинули даже французов (операция «Катапульта», июль 1940 года), лишний раз дав повод Гитлеру хохотать над запредельной англосаксонской коварностью. Кстати, французов англичане в ходе Второй мировой кинули дважды, вспомним, на чьи деньги «восстала» в 1945 году французская Сирия.

Стоит ли удивляться, что английские истребители «харрикейн» с финскими свастиками в конце концов попали не в Финляндию, а в СССР? Чем очень возмущались наши летчики, ругая и раскраску истребителей, и сам недоделанный британский самолет. А финны и в декабре 1939 года, и в январе, и в феврале 1940 года все ждали и ждали обещанной помощи.

Точно так же её ждали польские дурачки в сентябре 1939, пока вермахт не вышел к Брест-Литовску. Точно так же её ждали с 1940 по 1944 французы, смотря в пустую Атлантику, где все никак не вырисовывался англо-американский флот. Все-таки не зря говорится, что очень плохо иметь англосакса врагом, но ещё хуже — другом. Себе дороже и возьмет по тройной цене.

И пока Маннергейм вопрошал у «партнеров», где же обещанный экспедиционный корпус, Красная Армия пусть и тяжело, но прогрызала оборонительную линию, названную именем этого человека, которому либералы пытались повесить памятную доску в Санкт-Петербурге.

Да, потери были большими, на первоначальном этапе командование было безобразное, чего стоит только гибель 54-й и 163-й советских дивизий. Но горькие уроки быстро были учтены, и в феврале финские войска сами едва не попали в окружение. А 7 марта присмиревшие финские дипломаты борзо прибежали в Москву униженно просить мира.

Либеральные историки до сих пор считают победу РККА в войне пирровой, приводя в пример цифры потерь сторон. Очень трогательная забота о людях, но лучше бы они так заботились о всех тех, кто был убит, умер от безнадежности, отчаяния, нищеты или не родился в ходе социального эксперимента над страной, который мы наблюдаем с момента воцарения «лучшего немца» М. Горбачева и конца и края которому пока не видно.

Группа красноармейцев с захваченным флагом Финляндии. Фото Хайкин с сайта wikimedia.org

В отличие от бойцов Красной Армии, погибших в Финляндии, все эти люди не могли защищаться, не могли дать отпор «реформаторам», но о них что-то не вспоминают. Вместо этого приводя следующие цифры: 126 тыс. убитых у СССР и 26 тыс. у Финляндии.

Правда, один российский «эксперт» с нероссийской фамилией дописался до 400 000 только убитых с нашей стороны, но после откровений одного вермонтского пророка про потери армии в годы Великой Отечественной удивляться уже нечему. Всем эти горе-писакам элементарно хочется подарить калькулятор, чтобы подсчитывали ежесуточные потери и хотя бы попробовали понять, насколько их цифры обоснованы.

Возможно, кто-то не согласится, но итог советско-финской войны имел для СССР вот какой стратегический плюс. Само собой, за этим конфликтом пристально наблюдали. Особенно в Германии, где фюрер, со свойственным ему ослиным кретинизмом, сделал не менее ослиный вывод: СССР – это колосс на глиняных ногах. Алоизычу невдомек было даже то, что в своей фразе он опроверг сам себя, но с кретина какой спрос?

За идиотизм фюрера пришлось расплачиваться «не хотевшим воевать» солдатам вермахта – по версии одного юного «историка» – в белоснежных полях под Москвой, затем «в так называемом» Сталинградском котле, а затем и в Берлине, где миллионную группировку «не хотевших воевать» в кратчайшие сроки «колосс на глиняных ногах» превратил в удобрения и поставил в войне точку. А ведь все было ясно уже в марте 1940 года.

Красная Армия показала, что она может решать самые серьезные задачи, что она быстро учится и что во главе её стоит не анекдотичный, не просыхающий фельмаршал с Осенней улицы, а человек, которому в подметки не годились ни любимец либералов Маннергейм, ни Рузвельт, ни Черчилль, ни Гитлер, да и вообще никто на том историческом отрезке.

Вот что надо было увидеть по итогам советско-финской войны. Может, история человеческой цивилизации пошла бы совсем по другому пути. К сожалению, она не знает сослагательного наклонения…

источник: www.km.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...