Самые скандальные браки в СССР

В Советском Союзе не существовало желтой прессы и папарацци, но про некоторые семейные пары говорили все: в курилках, парикмахерских и на кухнях. Далеко не всегда в этом ворохе...

В Советском Союзе не существовало желтой прессы и папарацци, но про некоторые семейные пары говорили все: в курилках, парикмахерских и на кухнях. Далеко не всегда в этом ворохе слухов было много правды, но это не мешало обывателям делиться «самой последней информацией».

Коллонтай и Дыбенко

Первый скандальный брак в СССР заключен практически на заре его существования. Сами обстоятельства его оформления были странными. «Сыграли свадьбу» матрос Павел Дыбенко, который остался в истории благодаря разгону Учредительного собрания, и Александра Коллонтай, проповедник свободной любви, которая позднее станет первой женщиной-послом. Они познакомились в апреле 1917 года. Дочь генерала влюбилась в крестьянского сына без памяти, но из-за принципов к браку не стремилась. Все изменилось в марте восемнадцатого.

Из-за бездарного руководства отрядом моряков под Нарвой, Дыбенко сняли со всех должностей и арестовали. Тогда Коллонтай лично просила Ленина отпустить ее любовника на поруки. Вождь пролетариата поинтересовался у валькирии революции, кем является для нее арестованный. Ведь нельзя того отдавать под гарантии постороннего человека. И тогда Александра Коллонтай забыла обо всех своих принципах и опубликовала в газете «Правда» объявление о том, что Павел Дыбенко является ее мужем. Это был первый гражданский, а не церковный брак в России.

Вместе супруги прожили всю Гражданскую войну, но затем их отношения разладились. Выпивка, любовники и любовницы, порывы ревности и болото спокойной жизни привели к разводу, который оформили в 1922 году.

Брики и Маяковский

С брачными узами Лили Брик в принципе сложно разобраться. Доподлинно известно, что замужем она была трижды и среди ее официальных мужей Маяковского почему-то не оказалось. Но в тридцатых, после самоубийства поэта, или его убийства как считают некоторые, советская власть чуть ли не приказом назначила ее женой певца революции. Именно Брик получала все авторские отчисления. В шестидесятых отношение властей резко поменялось и о роли семейства Брик в творчестве Маяковского приказали резко забыть. Дошло до того, что ее буквально начали вырезать из совместных снимков.

Скандалы, впрочем, начались задолго до этого. Еще в 1919 году после переезда в Москву они начали жить втроем: Маяковский, Осип и Лиля Брик. На фоне быстро разрастающейся славы поэта, такие отношения будоражили обывателей. Революционная семья шокировала, а когда знакомые узнавали, что все это не мешало всем участникам трио заводить еще и романы на стороне, это приводило их в священный трепет.

Связанные с Брик скандалы большей или меньшей интенсивностью прокатывались по творческой Москве регулярно. Они расставались, клялись в вечной любви, заводили любовников, жили за счет гонораров поэта и писали друг другу очень эмоциональные письма. Даже сегодня волна сплетен не затихла, просто перекинулась в литературоведческие исследования.

Симонов и Серова

Наверное, главная проблема в том, что актриса Валентина Серова все никак не могла забыть о своем первом муже, Анатолии Серове, который погиб в 1939 году. Она долго оставалась одна и не спешила отвечать на ухаживания поэта Константина Симонова, который просто без памяти влюбился в нее. Они познакомились в 1940 году, молодой Симонов посещал все ее спектакли, дарил цветы, ухаживал. В 1942 году именно ей он посвятил пронзительное лирическое стихотворение «Жди меня…». Но она согласилась стать его женой только год спустя, когда этот стих уже гремел по радио.

Существует версия, что причинами такого поведения стала любовь Серовой к генералу Рокоссовскому, с которым она познакомилась во время выступления в госпитале. Дескать, на самом деле она не любила Симонова, но позволяла ему любить и сдалась только тогда, когда стало ясно, что прославленный военачальник ни в коем случае не расстанется с семьей. Как бы там ни было, брак оказался несчастливым. После войны актриса начала пить и в 1957 году Симонов с ней развелся, а Серову лишили родительских прав, их дочь воспитывала бабушка.

Больше супруги не общались и только после смерти Серовой он сказал своей дочери Марии: «Прости меня, девочка, но то, что было у меня с твоей матерью, было самым большим счастьем в моей жизни… И самым большим горем…».

Высоцкий и Марина Влади

Сейчас сложно даже представить, какой эффект на советских граждан произвело появление такой ячейки общества. Брак с иностранцем еще совсем недавно, при Сталине, означал переход в касту неблагонадежных и заканчивался весьма печально. За связь с представителем капстран могли выгнать из комсомола, исключить из института и перекрыть карьеру. Популярным актерам, конечно, прощалось многое из того, что обычным гражданам не разрешалось, но такого не ожидал никто.

Поэтому не удивительно, что про скромную церемонию в ЗАГСе, на которой присутствовало только двое свидетелей, тут же узнала вся столица. Как это могло произойти в мире, где не было желтой прессы, интернета и светских колонок – можно только догадываться. Особенности жизни советского общества, так сказать. О русско-французской паре могли судачить бесконечно. Театральная столица с неизменным волнением обсуждала каждый приезд Влади в СССР и то, как она в очередной раз вытаскивала Высоцкого из запоя или наркотического бреда.

Союз Высоцкого и Влади настолько выходил за принятые в Советском Союзе рамки, что и сейчас периодически появляются самые странные и бредовые сплетни по этому поводу. Например, всенародно любимого барда обвиняют в работе на КГБ. Дескать и Влади ему был нужна, чтобы выполнять тайные миссии в Европе.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...