«Русские идут!»

22 января 1943 г. под Сталинградом начато решающее наступление войск Донского фронта против группировки Паулюса. 26 января на Мамаевом кургане соединились наступавшие с двух сторон советские 21-я и...

22 января 1943 г. под Сталинградом начато решающее наступление войск Донского фронта против группировки Паулюса. 26 января на Мамаевом кургане соединились наступавшие с двух сторон советские 21-я и 62-я армии. Немецкая сталинградская группировка была разделена на две части.

31 января капитулировала южная группировка во главе с генерал-фельдмаршалом Фридрихом фон Паулюсом. 2 февраля произошла сдача северной группировки немцев под началом генерал-полковника Карла Штрекера. Сталинградская битва завершилась решительной победой Красной Армии.

Первый этап операции

Войска Донского фронта под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского в ночь на 10 января сосредоточивались на исходных позициях. Главный удар наносили войска 65-й армии П. И. Батова. Её дивизии должны были наступать на направлении главного удара, срезая т. н. «мариновский выступ», во взаимодействии с войсками смежных флангов 21-й и 24-й армий. Навстречу ударной группировке 65-й армии из района южнее Цыбенко наносили удар в общем направлении на разъезды Басаргино, Новый Рогачик войска смежных флангов 64-й и 57-й армий. Из района юго-западнее Ерзовки на Городище наступление велось силами 66-й и 62-й армий.

Артиллерийская подготовка началась в 8 час. 5 мин. 7 тыс. орудий и минометов в течение 55 минут разрушали немецкую оборону. Советская артиллерия уничтожала огневые позиции противника, крушила его штабы, связь, дзоты и блиндажи, истребляла живую силу. Командующий 65-й армии Павел Иванович Батов впервые применил метод артиллерийской поддержки «огненный вал» — эта тактика впоследствии стала широко применяться советскими войсками. Активно действовала и авиация 16-й воздушной армии. В 9 часов пехота и танки перешли в атаку. Войска продвигались медленно, немцы яростно отбивались. На направлении главного удара к исходу дня 65-я армия вклинилась в оборону противника на глубину 1,5-4,5 км. Войска других армий продвинулись ещё меньше.

Только через трое суток упорных и кровопролитных боев удалось срезать мариновский (западный) выступ обороны 6-й немецкой армии. В конце дня 12 января войска 65-й и 21-й армий вышли на западный берег р. Россошки и в район Карповки. На других участках советские войска также ломали вражескую оборону и упорно продвигались вперёд. В южном секторе кольца окружения в ночь на 11 января немецкую оборону пробили, и в полосе наступления 57-й армии 38-я стрелковая дивизия под командованием полковника Г. Б. Сафиулина к рассвету захватила немецкий аэродром возле Воропоново с 18 исправными самолетами. Личный состав аэродрома, спавший в блиндажах, был захвачен врасплох и взят в плен. 13 января бойцы 15-й гвардейской стрелковой дивизии атаковали позиции врага на восточном берегу р. Червленой. Наши солдаты овладели Старым Рогачиком, преодолели рубеж по р. Червленой и вышли к железной дороге у ст. Карповская.

Советская артиллерия ведет огонь по окруженным немецким войскам в Сталинграде. Предположительно, на переднем плане 76-мм полковая пушка образца 1927 года

Штурмовики Ил-2 вылетают на боевое задание под Сталинградом

Паулюс докладывал в Ставку в Восточной Пруссии: «о прорывах крупных сил русских на севере, западе и юге, нацеленных на Карповка и Питомник. 44 и 76-я пехотные дивизии понесли тяжелые потери; 29-я моторизованная дивизия имеет только отдельные боеспособные части. Нет никаких надежд восстановить положение. Оставлены Дмитриевка, Цыбенко и Ракотино». Ответ верховного немецкого командования гласил: «Во что бы то ни стало удерживать рубеж Цыбенко, Карповка, Россошка. Всеми силами помешать тому, чтобы Питомник попал в руки русских. Цыбенко во что бы то ни стало отбить у противника. Командующему армией сообщить о принятых контрмерах, а также о том, при каких обстоятельствах без разрешения ОКХ было оставлено Цыбенко».

Однако никакие приказы не могли восстановить боеспособность армии, у которой заканчивались боеприпасы и топливо, которая голодала и замерзала. Дисциплина катастрофически упала, паника охватывала целые немецкие подразделения и части. Так, когда 12 января вблизи аэродрома Питомник появилось несколько советских танков, немцы поспешно бежали оттуда.

Участник битвы В. Адам передает рассказ очевидца этого эпизода, немецкого штабного офицера: «Паника началась неожиданно и переросла в невообразимый хаос,— говорил он.— Кто-то крикнул: «Русские идут!». В мгновение ока здоровые, больные и раненые — все выскочили из палаток и блиндажей. Каждый пытался как можно скорее выбраться наружу. Кое-кто в панике был растоптан. Раненые цеплялись за товарищей, опирались на палки или винтовки и ковыляли так на ледяном ветру по направлению к Сталинграду. Обессилев в пути, они тут же падали, и никто не обращал на них внимания. Через несколько часов это были трупы. Ожесточенная борьба завязалась из-за мест на автомашинах. Наземный персонал аэродрома, санитары и легкораненые первыми бросились к уцелевшим легковым автомашинам на краю аэродрома Питомник, завели моторы и устремились на шоссе, ведущее в город. Вскоре целые гроздья людей висели на крыльях, подножках и даже радиаторах. Машины чуть не разваливались под такой тяжестью. Некоторые остановились из-за нехватки горючего или неисправности моторов. Их обгоняли не останавливаясь. Те, кто еще был способен передвигаться, удирали, остальные взывали о помощи. Но это длилось недолго. Мороз делал свое дело, и вопли стихали. Действовал лишь один девиз: «Спасайся кто может!». Но как можно было спастись в разбитом городе, в котором нас непрерывно атаковали русские? Речь шла не о спасении, а о самообмане подстегиваемых страхом, оборванных, полумертвых людей, сломленных физически и нравственно в битве на уничтожение». Правда, вскоре выяснилось, что это была только русская разведка и немцы вернулись в Питомник.

Советские войска продолжали наступление. Рокоссовский решил сместить главный удар с участка 65-й армии в полосу 21-й армии, которая своим левым крылом должна была наступать в направлении ст. Воропоново. 65-я армия войсками правого крыла наносила удар в направлении Ново-Алексеевский. Её действия с севера обеспечивались правым флангом 24-й армии, 57-я и 64-я армии обеспечивали наступление главной ударной группировки с юга. Путем перегруппировки войск, произведенной 13 и 14 января, состав 21-й армии был усилен. Несмотря на сильное сопротивление немцев на рубеже р. Россошки, советские войска, подтянув артиллерию, с боем преодолели эту реку и продолжали развивать наступление. Противник, бросая тяжелое вооружение и военное имущество, отступал. Наблюдалась паника, немцы бросали раненых и больных. За Россошкой часть немецких войск была окружена и пленена. Войска 64-й и 57-й армий завершили очищение от гитлеровцев восточного берега р. Червленой, а затем заняли железнодорожную станцию Карповская, разъезд Басаргино.

Немецкое командование пыталось сохранить в своих руках аэродром в Питомнике, но все усилия стабилизировать фронт были напрасны. Немецкие войска потеряли опорные пункты от Большой Россошки до Бабуркина и Ново-Алексеевского. 14 января 214-я стрелковая дивизия 65-й армии продвигалась на юг, к аэродрому Питомник. Аэродром был захвачен в ночь на 15 января. Утром здесь произошла встреча частей 65-й и 24-й армий. Тем временем войска 64-й и 62-й армий активными действиями в северо-восточной части района окружения и непосредственно в Сталинграде сковывали силы армии Паулюса и не позволяли перебрасывать их в западную часть «котла», где происходили главные действия.

Штаб немецкой армии переместился из Гумрака ещё ближе к Сталинграду, в район расположения 71-й пехотной дивизии, где в глубокой балке по крутому откосу были оборудованы блиндажи. «Гартманштадт» — так назвали немцы новый командный пункт армии, по фамилии командира дивизии фон Гартмана (после его смерти командиром дивизии стал полковник Росске). «Снова сжигались документы и боевое имущество,— отмечал В. Адам.— На новый командный пункт было взято только самое необходимое. Мы ехали по шоссе в немногих уцелевших автомашинах, маленькими группами, мимо тащившейся в город вереницы изголодавшихся, больных и раненых солдат, похожих на привидения. На вокзале в Гумраке мы попали в плотную толпу раненых. Подгоняемые страхом, они покинули лазарет на аэродроме и тоже устремились на восток. Остались лишь тяжелораненые и безнадежно больные, эвакуация которых из-за недостатка транспортных средств была невозможна. Надежды вылечить их все равно не было. Паулюс приказал главным врачам оставлять лазареты наступающему противнику. Русские нашли и штабель окоченевших трупов немецких солдат, которые несколько недель назад были навалены за этим домом смерти один на другой, как бревна. У санитаров не было сил, чтобы вырыть в затвердевшей, как сталь, земле ямы для мертвых. Не было и боеприпасов, чтобы взорвать землю и похоронить в ней погибших».

К исходу 17 января 64-я, 57-я, 21, 65-я и 24-я армии вышли на ближние подступы к Сталинграду по линии Большая Россошка, хутор Гончара, Воропоново. Протяженность линии фронта по кольцу окружения составляла 110 км, а глубина его района сократилась с запада на восток на 33 км и составляла 20 км (до пос. Красный Октябрь). С севера на юг она равнялась 30 км. Общая площадь района окружения уменьшилась на 800 кв. км и составляла около 600 кв. км. Немецкие войска, отступавшие на восток, заняли внутренний оборонительный обвод, и продолжали оказывать отчаянное сопротивление. Командование 6-й армии пыталось сохранить боевой дух солдат и офицеров запугивая их. В одно из приказов говорилось: «Мы все знаем, что грозит нам, если армия прекратит сопротивление; большинство из нас ждет верная смерть либо от вражеской пули, либо от голода и страданий в позорном сибирском плену. Но одно точно: кто сдастся в плен, тот никогда больше не увидит своих близких. У нас есть только один выход: бороться до последнего патрона, несмотря на усиливающиеся холода и голод. Поэтому всякие попытки вести переговоры следует отклонять, оставлять без ответа и парламентеров прогонять огнем».
Однако боеспособность немецких войск неудержимо падала. 20 января Паулюс доносил командованию группы армий и верховному командованию сухопутных сил: «Боеспособность войск быстро снижается вследствие катастрофического положения с продовольствием, горючим и боеприпасами. Имеется 16 тыс. раненых, которые не получают никакого ухода. … Начинают отмечаться явления морального разложения. Ещё раз прошу свободы действий, чтобы продолжать сопротивление, пока это возможно, или прекратить боевые действия, если их нельзя будет вести, и тем самым обеспечить уход за ранеными и избежать полного разложения». Верховное командование ответило отказом: «Капитуляция исключена. Армии выполнять свою историческую задачу, чтобы своим стойким сопротивлением до последней возможности облегчить создание нового фронта в Ростове и севернее и отвод кавказской группы армий». В результате командование 6-й армии продолжило сопротивление. На рубеже Орловка — Гумрак — Песчанка, прикрываясь укреплениями бывшего внутреннего обвода, противник сосредоточил все оставшиеся резервы.

Командующий Донским фронтом генерал армии Константин Константинович Рокоссовский в Сталинграде после победы

Последний штурм Сталинграда

18 — 19 января производилась перегруппировка советских войск. Но и в эти дни на левом фланге 21-й армии, а также в полосе наступления 65-й и 24-й армий продолжались упорные бои. Советское командование решило завершить ликвидацию вражеской группировки общим штурмом на всем фронте. Главный удар наносила 21-я армия на Гумрак, пос. Красный Октябрь, рассекая группировку противника на две части. Войска правового фланга, 65-й армии, взаимодействуя с 21-й армией, наносили удар в направлении Александровка, северная окраина пос. Красный Октябрь, 24-я армия также наступала с запада. В северо-восточной части района окружения, как и раньше, должны были атаковать 62-я и 66-я армии.

22 января 1943 г. войска Донского фронта пошли на штурм вражеских позиций. На немецкие позиции обрушился мощный артиллерийский удар. Об огневой насыщенности ударов можно судить по тому, что в 22-километровой полосе наступления 64-й, 57-й и 21-й армий было сосредоточено 4100 орудий и минометов. За четыре дня боев советские войска продвинулись на 10 — 15 км. Левофланговые соединения 21-й армии взяли важный опорный пункт противника — Гумрак, перерезав здесь железную дорогу. Войска 65-й армии 25 января заняли опорные пункты Александровка, Городище. 64-я и 57-я армии, наступавшие с юга от Сталинграда, прорвали оборону немцев на внутреннем обводе и, разгромив гарнизоны врага в Купоросном, Ельшанке, Песчанке, на ст. Воропоново, в с. Алексеевка, на ст. Садовой, продвигались на восток и северо-восток.

В результате за 16 дней (10 – 25 января 1943 г.) немецкая группировка потеряла до 100 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Территория, занимаемая противником, сократилась до 100 кв. км. Ее протяженность с севера на юг составляла 20 км, а с запада на восток — всего 3,5 км. Войска Донского фронта вышли к юго-западной и западной окраинам Сталинграда, бои шли на улицах города.

Захваченная советскими войсками немецкая автомобильная техника. Слева направо — стандартизированный грузовик Henschel 33, автобус MAN, 3-х тонный грузовик Ford G 977T, за ним более ранний Ford G917t, на переднем плане стандартизированный 1,5 тонный грузовик Mercedes-Benz G3a образца 1929 г., далее легковой Mercedes 170V b, и Volkswagen type 82

Колонна пленных немцев, румын и итальянцев в Сталинграде

Немецкие пленные в районе Сталинграда

В эти дни немецкий писатель Эрих Вайнерт, который действовал как пропагандист-антифашист на передовых позициях советско-германского фронта, отмечал в своем фронтовом дневнике: «Последние остатки котла распадаются, 6-я гитлеровская армия сосредоточилась на краю Сталинграда и в Городище. Над степью видны беспрерывные вспышки, слышна канонада. Сотни орудий стреляют так, что можно оглохнуть. Чем ближе подъезжаем к Сталинграду, тем ужаснее картина. По обочинам дороги сидят и лежат те, кто не мог уйти,— брошенные, разбитые, обмороженные. Один прислонился к столбу дорожного указателя и обнимает его. На столбе надпись: «Nach Stalingrad». В овраге, ведущем к хутору Гончар, вчера был, наверное, ад. Весь овраг усеян поврежденными и сгоревшими танками и машинами. Некоторые перевернуты. Сорванные башенные капоты и изорванные орудия преграждают дорогу. И на каждом шагу трупы и части человеческих тел. …Позади нас, в овраге, гремят орудия, наведенные на последние укрепления Сталинграда. Страшные «катюши» шумят так, что содрогается земля».

24 января Паулюс снова запросил у Ставки право на капитуляцию: «Докладываю обстановку на основе донесений корпусов и личного доклада тех командиров, с которыми я мог связаться: войска не имеют боеприпасов и продовольствия; связь поддерживается только с частями шести дивизий. На южном, северном и западном фронтах отмечены явления разложения дисциплины. Единое управление войсками невозможно… 18 000 раненым не оказывается даже самая элементарная помощь из-за отсутствия перевязочных средств и медикаментов. 44, 76, 100, 305 и 384-я пехотные дивизии уничтожены. Ввиду вклинения противника на многих участках фронт разорван. Опорные пункты и укрытия есть только в районе города, дальнейшая оборона бессмысленна. Катастрофа неизбежна. Для спасения еще оставшихся в живых людей прошу немедленно дать разрешение на капитуляцию». 25 января Гитлер ответил: «Запрещаю капитуляцию! Армия должна удерживать свои позиции до последнего человека и до последнего патрона!»

Утром 26 января войска 21-й и 65-й армий нанесли мощный удар по врагу. Навстречу им пробивались части 62-й армии. К исходу 26 января части 21-й армии соединились в районе поселка Красный Октябрь и на Мамаевом кургане с наступавшими из Сталинграда частями 62-й армии. Противник в городе был рассечён на две части – южную группу в центральной части города и северную группу в районе заводов «Тракторного» и «Баррикады». В южной части города, окруженные 64-й, 57-й и 21-й армиями, находились остатки шести пехотных, двух моторизованных и одной кавалерийской дивизий немецкой армии. Войсками 62-й, 65-й и 66-й армий в северной части города были окружены остатки трех танковых, одной моторизованной и восьми пехотных дивизий. Паулюс назначил командующим северной группой войск командира 11-го армейского корпуса генерала пехоты Карла Штрекера, а командующим южной группой войск — командира 71-й пехотной дивизии генерал-майора Росске. Фактически руководство южной группой осуществляли штаб 6-й армии и сам Паулюс, находившиеся в расположении этой группы.

Встреча бойцов 21-й и 62-й армии на северо-западных склонах Мамаева кургана. 26 января 1943 г.

Капитуляция остатков немецких войск

С 27 января советские войска вели бои по ликвидации расчленённой немецкой группировки. Немцы, утратив волю к сопротивлению, большими группами сдавались в плен. Однако местами ожесточённые бои продолжались. Так, в южном секторе особенно упорная борьба шла за элеватор, хлебозавод, вокзал Сталинград-II, даргорскую церковь и прилегающие к ним здания. Войска 64-й, 57-й и 21-й армий с юго-запада и северо-запада сжимали кольцо окружения вокруг южной группировки противника. В ночь с 28 на 29 января левофланговые соединения 64-й армии, преодолев р. Царицу, вышли в центральную часть города. Южная группа противника была расчленена еще на две части. Складывали оружие и сдавались в плен целые подразделения и части. 30 января в центре города ещё шли упорные бои. Войска левого фланга 64-й армии — 29-я стрелковая дивизия, 38-я мотострелковая бригада и 36-я гвардейская стрелковая дивизия — вели бои за центральную часть города, 7-й стрелковый корпус и 204-я стрелковая дивизия армии Шумилова уничтожали врага к северу от устья р. Царицы, вдоль берега Волги. Войска 21-й армии наступали с северо-запада.

38-я мотострелковая бригада полковника И. Д. Бурмакова, наступавшая на площадь Павших борцов, встретила особенно упорное сопротивление противника из двух зданий на улице Ломоносова. От пленных узнали, что эти здания являются опорными пунктами на подступах к Центральному универмагу, в подвале которого размещается штаб 6-й немецкой армии. Советские воины очистили от врага здания, где раньше находились обком партии и облисполком, а также прилегающие к ним дома. Затем штурмом взяли остатки зданий городского театра и Дома Советов, расположенных на площади Павших борцов. Вскоре площадь была полностью очищена от гитлеровцев. В результате 38-я мотострелковая бригада во взаимодействии с 329-м инженерным батальоном ночью с 30 на 31 января блокировала здание универмага.

К Паулюсу, находившемуся в одной из комнат подвала универмага, вошел начальник штаба генерал Шмидт. Он подал командующему лист бумаги со словами: «Поздравляю Вас с производством в генерал-фельдмаршалы». Это была последняя радиограмма полученная в «котле» от фюрера.

Осознавая бессмысленность дальнейшего сопротивления, командование 6-й армии решило капитулировать. Из подвала универмага, выполняя приказ Шмидта, вышел переводчик с белым флагом и, подойдя к стоящему поблизости советскому танку, заявил его командиру о готовности немецкого командования вести переговоры с советским командованием. Танкист по радио немедленно связался со своим командиром. Начальник штаба 6-й немецкой армии генерал-лейтенант Шмидт и командующий южной группой окруженных войск генерал-майор Росске в 8 часов 31 января сообщили представителям 64-й армии, что готовы начать переговоры о капитуляции. Генерал Шумилов для ведения переговоров назначил делегацию во главе с начальником штаба армии генерал-майором И. А. Ласкиным. Вскоре в немецкий штаб прибыли начальник оперативного отдела штаба 64-й армии полковник Г. С. Лукин, начальник разведывательного отдела армии майор И. М. Рыжов, заместитель начальника штаба армии по политической части подполковник Б. И. Мутовин. Делегация предъявила генералам Шмидту и Росске ультиматум о немедленном прекращении сопротивления и о полной капитуляции южной группы войск. Условия капитуляции были приняты. Почти на всех участках немцы массами стали сдаваться в плен. Это было около 9 часов утра.

Бойцы и командиры 38-й мотострелковой бригады М. С. Шумилова, взявшие в плен штаб окруженной в Сталинграде 6-й немецкой армии. Третий справа — командир бригады полковник И. Д. Бурмаков

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...