Россия: вековой опыт жизни в условиях экономических санкций

За рубежом наиболее известный пример долгосрочных односторонних санкций – эмбарго США в отношении Кубы, начавшееся в 1960–1962 годах и продолжающееся до сих пор. Компаниям США запрещены любые экономические...

За рубежом наиболее известный пример долгосрочных односторонних санкций – эмбарго США в отношении Кубы, начавшееся в 1960–1962 годах и продолжающееся до сих пор. Компаниям США запрещены любые экономические контакты с Кубой (в том числе через третьи страны и через посредников) без специального разрешения. По данным кубинских властей, прямой ущерб от эмбарго составил около 1 трлн долларов в текущих ценах, но Куба выстояла. Своих целей на острове Вашингтон не достиг.

Ещё более богат российский опыт. Под экономическими санкциями оказалась уже Российская империя, затем санкции продолжали применяться против Советской России. Сегодня санкции действуют против Российской Федерации. То есть ни государственное устройство, ни социально-экономическая модель развития, ни внешнеполитические приоритеты России не меняют отношение к ней Запада. Экономические санкции – порождение культурно-исторических (цивилизационных) различий между Западом и Россией, о чём в своё время писали Ф.М. Достоевский, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров, О. Шпенглер, святитель Николай Сербский и другие.

Впервые США в одностороннем порядке ввели экономические санкции против России в 1911 году, когда денонсировали российско-американский торговый договор 1832 года. Денонсация была спровоцирована американским банкиром Якобом Шиффом, который пытался давить на власти Российской империи, требуя прекратить «ущемление прав евреев» (речь шла об ограничениях по передвижению и местам проживания для евреев, приезжавших в Россию из Америки по делам коммерции). Денонсация договора означала, что Россия лишалась статуса страны, имеющей в Америке режим наибольшего благоприятствования. Речь шла, прежде всего, о льготных ставках таможенных пошлин. Правда, ущерб от тех санкций был в основном политический, так как Америка не занимала большого места во внешней торговле Российской империи.

Несравненно более жёсткими и масштабными были санкции против России в советский период её истории. Во-первых, они были коллективными, в них участвовали многие страны Запада. Во-вторых, они охватывали не только торговлю, но и транспортировку грузов, кредиты, инвестиции, консультирование, подрядные работы, передачу технологий, передвижение людей. В-третьих, они нередко дополнялись дипломатическими и военными мерами давления и обставлялись условиями политического характера. Основной целью санкций и иных мер давления было вернуть Россию в лоно капиталистического хозяйства, закрепив её положение колонии или полуколонии Запада.

После того когда большевики объявили об отказе от долгов царского и временного правительств, Запад тут же организовал торговую блокаду Советской России, которая дополнялась блокадой морской (особенно на Балтийском море). Блокада ещё более усилилась после того, как в апреле 1918 года был подписан декрет «О национализации внешней торговли». Декрет устанавливал государственную монополию внешней торговли, что окончательно лишало Запад надежды на продолжение экономической эксплуатации России.

Данный декрет можно рассматривать как первую серьезную реакцию на блокаду Запада. Государственная монополия внешней торговли гораздо более надёжно защищала российскую экономику, чем даже высокие таможенные тарифы. Европейские государства и США отказывались торговать с советскими государственными организациями, немногочисленные контракты заключались лишь с теми организациями, которые имели кооперативную форму собственности (фактически за ними стояло советское государство). Торговая блокада дополнялась блокадой кредитной (отказ в предоставлении кредитов), а также блокадой золотой (отказ поставлять товары в Россию в обмен на золото).

Попытки нормализовать экономические отношения между Россией и Европой были предприняты на международной конференции в Генуе в 1922 году. Запад ещё раз потребовал от РСФСР признания долгов царского и временного правительств (в общей сложности на сумму 18,5 млрд. зол. рублей), а также возвращения национализированных предприятий и активов, принадлежавших иностранным инвесторам, или компенсации за них. В очередной раз был поднят также вопрос об отмене государственной монополии внешней торговли. По последнему пункту советская делегация ни на какие компромиссы не пошла. Что касается государственных долгов, то Москва была готова на частичное их признание, но при условии получения от Запада долгосрочных кредитов для восстановления народного хозяйства. По поводу иностранных предприятий советские представители заявили, что готовы бывших собственников пригласить в качестве концессионеров, и выдвинули встречные требования Западу о выплате компенсаций за ущерб, нанесенный торговой блокадой и военной интервенцией. Сумма требований более чем в два раза превышала долговые обязательства по кредитам и займам царского и временного правительств.

Переговоры зашли в тупик.

Именно тогда впервые руководство Советской России осознало, что рассчитывать на восстановление довоенных торгово-экономических отношений с Западом не только бесполезно, но опасно. Именно тогда впервые зародилась идея создания самодостаточной экономики (или по крайней мере экономики, не зависящей критически от внешнего рынка и внешних кредитов). Концепция проведения индустриализации и создания независимой экономики складывалась несколько лет. Запад невольно содействовал в этом Советскому Союзу, не прекращая санкции против СССР.

В 20-е годы ХХ века Запад столкнулся с большими экономическими трудностями. Некоторые страны (особенно Великобритания) постоянно смотрели в сторону Советской России, понимая, что именно на востоке они могут найти хотя бы частичное решение своих проблем (дешёвое сырье и рынок сбыта готовой продукции). Старт социалистической индустриализации в СССР совпал с началом мирового экономического кризиса (октябрь 1929 года). Кризис ослабил единый фронт западных стран против Советского Союза, облегчил ему заключение контрактов на поставку сырья, сельскохозяйственной продукции, покупку машин и оборудования для строившихся предприятий. Советскому Союзу удалось также получить ряд кредитов, правда, не очень долгосрочных. В годы первой пятилетки была использована такая форма привлечения иностранного капитала, как концессии (добыча нефти, марганца).

Полной отмены антироссийских санкций не было даже в 1930-е годы, когда Запад находился в состоянии экономической депрессии. Так, многократно выставлялись барьеры советскому экспорту. В США после прихода в Белый дом президента Франклина Рузвельта был принят закон Джонсона, который запрещал американским банкам выдавать кредиты и займы странам, не погасившим свои долги перед правительством США. Выдача Советскому Союзу американских кредитов и размещение советских облигационных займов на американском рынке прекратились.

Во второй половине 1930-х гг. центр тяжести во внешнеэкономическом обеспечении советской индустриализации перешёл от США к Германии. Были заключены контракты на поставку высокоточных металлообрабатывающих станков, другого сложного оборудования. Москве удалось получить от Германии ряд достаточно длинных кредитов.

Индустриализация, прерванная войной в разгар третьей пятилетки, далась Советскому Союзу дорогой ценой, но её основные цели были достигнуты. За 11,5 лет в стране были построены 9600 новых предприятий, то есть в среднем каждый день запускались в эксплуатацию по два предприятия. Среди них были настоящие гиганты, сопоставимые по мощности с крупнейшими производственными комплексами Северной Америки и Западной Европы: Днепрогэс, металлургические заводы в Краматорске, Макеевке, Магнитогорске, Липецке, Челябинске, Новокузнецке, Норильске, Уралмаш, тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, автомобильные заводы ГАЗ, ЗИС и др. Многие предприятия были производственными объектами двойного назначения: в случае войны они были готовы быстро начать выпуск вместо тракторов – танков, вместо грузовых автомобилей – бронетранспортёров и т. д. В 1935 году открылась первая очередь Московского метрополитена общей протяжённостью 11,2 км.

Промышленное производство в период 1928-1937 гг. (первые две пятилетки) выросло в 2,5-3,5 раза, то есть годовой прирост составлял 10,5-16 %; прирост производства машин и оборудования в указанный период 1928-1937 гг. оценивается в среднем в 27 % в год. Вот показатели объёмов производства некоторых видов промышленной продукции в 1928 и 1937 гг. и их изменения за десятилетие 1928 – 1937 гг. (две пятилетки):

Источник: СССР в цифрах в 1967 году. — М., 1968.

Страна сделала невероятный рывок. По большинству показателей промышленного и сельскохозяйственного производства она вышла на первое место в Европе и второе в мире. Была создана действительно независимая, самодостаточная экономика с полным набором взаимосвязанных отраслей и производств. Это был единый народнохозяйственный комплекс. На внутренние потребности работало почти 99% советской экономики, на экспорт поставлялось немного более одного процента произведенной продукции. Внутренние потребности в потребительских товарах и продукции производственного назначения (инвестиционные товары) покрывались почти полностью за счёт отечественного производства, импорт удовлетворял не более 0,5% потребностей.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...