Прохоровский рубеж

Об этом небывалом по масштабу, упорству и ожесточённости сражении, которое 12 июля 1943 года длилось с утра до ночи, в сводках Совинформбюро не сообщалось. Лишь 29 июля, спустя...

Об этом небывалом по масштабу, упорству и ожесточённости сражении, которое 12 июля 1943 года длилось с утра до ночи, в сводках Совинформбюро не сообщалось. Лишь 29 июля, спустя более двух недель после судьбоносного столкновения у железнодорожной станции, о которой мало кто слышал, был опубликован обстоятельный материал майора К. Буковского под заголовком «Прохоровский плацдарм». Почему же плацдарм? Потому что позиции у Прохоровки в тот день удалось удержать. С этого рубежа, с этого, образно говоря, плацдарма войскам Воронежского и Степного фронтов предстояло контрнаступать в направлении Белгорода и Харькова.

Сорок третий, конечно, не сорок первый. В активе Красной Армии историческая победа под Сталинградом. Немец уже не тот. Но правда и в том, что в сорок третьем от удерживаемого врагом Орла до Москвы было всего 380 километров. И выступ с недавно освобождённым Курском в центре был – при всей насыщенности его нашими войсками – уязвим из-за открытых флангов.

Сюда Гитлер и бросил свои лучшие силы – до 70 процентов танковых дивизий и две трети действовавшей на Восточном фронте авиации. На известном июньском снимке 1943 года исполнители операции, получившей название «Цитадель», Г. Клюге, Э. Манштейн, В. Модель, колдующие над картой нашей с вами земли, обречёнными, надломленными не выглядят: ход истории, полагают, если не изменить, то скорректировать можно. Мощи, выучки, опыта вермахту ещё хватает.

Это к офицерскому корпусу Гитлер накануне обратился с приказом, в котором были и такие слова: «…Исход битвы зависит от вас, мои командиры, от вашего руководства, от исходящего от вас подъёма и стремления к движению вперёд, от вашей не останавливающейся ни перед чем непреклонной воли к победе и, если необходимо, от ваших личных героических действий».

Прохоровский рубеж

Командующий 5-й гвардейской танковой армией гвардии генерал-лейтенант танковых войск Павел Ротмистров и начальник штаба армии гвардии генерал-майор танковых войск Владимир Баскаков, лето 1943 года.

В район Орла и Белгорода, в состав групп армий «Центр» и «Юг», действовавших на обособленных направлениях, Гитлер направил всех, кого считал идеологами и практиками применения танковых войск. Там держали экзамен возвращённый в строй генерал-полковник Х. Гудериан, теперь в ранге генерального инспектора бронетанковых войск, генерал-полковник Г. Гот, командующий 4-й танковой армией, генерал танковых войск В. Кемпф, возглавивший на южном фланге Курского выступа отдельную оперативную группу войск. Танковыми корпусами и дивизиями командовали прошедшие огонь и воду обергруппенфюреры П. Хаузер и И. Дитрих, группенфюрер В. Грюгер, бригаденфюрер М. Симон, генерал танковых войск Г. Брейт, генерал-лейтенанты Г. Функ, Г. Шмидт… Всем, за редким исключением, было за пятьдесят. Теперь в их распоряжении находились весьма удачный средний танк Т-V «пантера», тяжёлый T-VI «тигр», штурмовой монстр «фердинанд». О таком калибре орудий, такой толщине брони в сорок первом можно было только мечтать. Как тут не согласишься с Гитлером: «Неудачи быть не может!»

«Самоходная пушка «фердинанд», так же как танк типа «тигр», – признавал в корреспонденции, присланной из Курска, подполковник Константин Симонов, – хорошее, мощное оружие. Это новинка военной техники, и нужна решительность, большая сноровка, чтобы её обезвредить. Действительно, не всякий снаряд и не под всяким углом пробивает её 200-миллиметровую броню».

Но пробить её можно. Взятый в плен механик-водитель штурмового орудия «фердинанд» Адольф Майер, с которым побеседовал корреспондент «Красной звезды», на северном фасе Курской дуги успел повоевать на двух «фердинандах»: обе установки были подбиты – решительность и сноровка русских танкистов и артиллеристов были налицо.

Операция «Цитадель» предусматривала отсечение Курского выступа ударами с севера и юга и окружение войск Центрального и Воронежского фронтов. Удар с юга своим остриём был нацелен на Обоянь, которая находилась на дороге, ведущей из оккупированного Белгорода в Курск. Именно в районе Обояни находился штаб Воронежского фронта. Оттуда его войсками управлял командующий генерал армии Н.Ф. Ватутин. Прохоровку и прилегающую к ней местность гитлеровцы без внимания не оставляли, но она находилась восточнее Обояни, и там боестолкновение с решительными целями не ожидалось. Тем более с применением танковых армад.

Прохоровский рубеж

Безопасно осмотреть Прохоровское поле можно было только после отхода противника на прежние позиции

К началу «Цитадели» 5-я гвардейская танковая армия, которой было суждено сразиться с сотнями немецких «пантер», «тигров», «фердинандов» в 3,5 километра от Прохоровки, находилась далеко от тех мест. Она входила в состав объединения, которое всё ещё именовалось не фронтом, а Степным военным округом. Самая мощная и мобильная из наших танковых армий располагалась в Воронежской области, у Россоши и Острогожска, и занималась плановой боевой подготовкой. Советское командование готовилось применить армию во главе с гвардии генерал-лейтенантом танковых войск П.А. Ротмистровым после перелома в ходе битвы для контрнаступления вместе с другими войсками в направлении Белгорода.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector