«Погибаю, но не сдаюсь». Как погиб Черноморский флот

В июне 1918 года, корабли Черноморского флота предпочли гибель сдаче немцам. С сигналом на мачте «Погибаю, но не сдаюсь» они один за другим скрывались под водой. Предыстория 18...

В июне 1918 года, корабли Черноморского флота предпочли гибель сдаче немцам. С сигналом на мачте «Погибаю, но не сдаюсь» они один за другим скрывались под водой.

Предыстория

18 февраля 1918 года австро-германские войска начали наступление по всему фронту. У молодой Советской России не было армии, чтобы остановить врага. 3 марта 1918 года советская делегация подписала Брестский мир. Россия обязалась немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой (Центральная рада легла под немцев) и признать её мирный договор с Германией и союзниками. Таким образом, Советская Россия теряла западные русские земли – Прибалтику, Белую и Малую Русь. Причём новые границы не были ясны. В Москве надеялись на скорый крах германского блока и революцию, что позволит отменить Брест.

Тем временем германские войска браво вошли в Киев, а австрийцы заняли Одессу. Немцы быстро убедились, что Рада ничего из себя не представляет, а «войска» УНР насчитывают всего пару тысяч бывших солдат, бездельников и авантюристов. Поэтому 29 апреля состоялось «избрание» гетмана П. Скоропадского, который должен был сформировать более эффективную колониальную администрацию. А Центральная рада была без единого выстрела разогнана германским караулом. УНР была заменена на «Украинскую державу» — ещё одно эфемерное «государство». Скоропадский пытался упрочить своё положение: была сформирована сердючная дивизия (сердюки — от тур. sürtük «проводник, соглядатай», или «сердитые, злые», охрана гетмана), дивизия генерала Патнева в Харькове, 1-я пехотная дивизия, созданная австрийцами из военнопленных во Владимире Волынском, а также несколько охранных и пограничных сотен. Кроме того, гетман начал формировать и белые отряды.

Австро-германские оккупанты приняли решительные меры для наведения порядка в Малой России (Украине). Помещикам возвращали захваченные крестьянами земли, инвентарь, скот. Каратели производили массовые расстрелы и репрессии. Однако это не успокоило население, а только озлобило его. Партизанщина и бандитизм приняли новый размах, которого ещё не было при Центральной раде. На Украине действовали целые бандитские «армии», вроде формирования батьки Махно. Большую известность получили банды Зеленого, Струка, Соколовского, Тютюнина, атаманши Маруси и т. д.

Уход флота в Новороссийск

Согласно договору с Киевом немцы в апреле вошли и на Крымский полуостров. Одновременно началось восстание крымских татар. Правительство Советской республики Таврида бежало из Симферополя. Часть членов правительства во главе с А. Слуцким были захвачены в районе Алупки и казнены.

Севастопольская крепость в то время была одной из самых мощных в России. В Севастополе имелись десятки крепостных и морских пушек, был огромный боезапас. Даже без поддержки флота крепость могла длительное время противостоять врагу. А при наличии русского флота, господствовавшего на Чёрном море, захват Севастополя был практически невозможен. Но к этому времени старая армия и флот в России полностью разложились и развалились, а новые вооруженные силы только начали формироваться. Поэтому оборонять город оказалось некому. Революционные и анархиствующие «братишки» в удовольствием били и грабили буржуев, убивали офицеров, но воевать принципиально не хотели. Одни думали куда бы сбежать, а другие – как стать «украинцами» и договориться с немцами.

27 марта Морской генеральный штаб (МГШ) направил ЦК ЧФ (Центрофлоту) телеграмму о необходимости перехода кораблей в Новороссийск, дабы не попали в руки германцев. На пленарном заседании Центрофлот принял предложение большевиков немедленно готовить базу в Новороссийске, а флот привести в боевую готовность так скоро, как это будет возможно. Было решено укомплектовать экипажи только новых эсминцев, одного крейсера и линкоров-дредноутов «Воля» (бывший «Император Александр III») и «Свободная Россия» («Императрица Екатерина II»). Старые корабли из-за выработки технических ресурсов и нехватки личного состава оставались в Севастополе на хранении.

В результате чрезвычайно ситуации из тюрьмы выпустили бывшего командующего флотом контр-адмирала Михаила Саблина. Чтобы спасти флот от уничтожения германцами, он приказал сменить красные флаги на украинские, а не пожелавшим это сделать до полуночи покинуть гавань, в результате чего почти все эсминцы около полуночи 29 апреля ушли и утром 1 мая благополучно достигли Новороссийска. Попытка Саблина договориться с германским генералом фон Кошем от имени «украинского флота» не привела к успеху. Немцы вплотную подошли к Севастополю и Саблин приказал всему оставшемуся флоту уходить. Ушло боевое ядро флота: два дредноута, эсминцы «Керчь», «Калиакрия», «Пронзительный», «Пылкий», «Громкий», «Поспешный», «Живой», «Лейтенант Шестаков», «Капитан-лейтенант Баранов», «Гаджибей», «Жаркий», «Строгий», «Сметливый» и «Стремительный», вспомогательный крейсер «Троян», 65 моторных катеров, 8 транспортов и 11 буксиров.

Во время выхода из бухты корабли были обстреляны немцами из установленных на берегу орудий и «Свободная Россия» получила незначительные повреждения. Эсминец «Гневный» по ошибке машинного отделения выбросился на мель и не смог уйти. Подводные лодки и малые корабли вернулись в Южную бухту. В Севастополе осталось шесть броненосцев, два крейсера и другие корабли, многие из были неисправны и не имели личного состава. Капитану 1-го ранга М. Остроградскому было поручено подготовить уничтожение не способных на переход кораблей. Из-за паники и беспорядка в порту уничтожить удалось лишь миноносец «Заветный». На неспособных к передвижению кораблях Остроградский приказал поднять украинский флаг.

Русские корабли ушли вовремя. В ночь на 1 мая перед Севастополем заняли позиции германский линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Гамидие». Ещё 1916-м и в начале 1917 года они стали бы лёгкой добычей Севастопольской эскадры, но теперь русский флот утратил боеспособность. 1 мая германские войска вошли в Севастополь. 2 мая в Севастополь вошёл «Гебен». Немцы подняли германские флаги на русских кораблях и назначили капитана Остроградского «морским представителем Украинской державы». Остроградский стал морским министром гетманщины, а затем перешёл в белый флот. Но никакой реальной власти ни Остроградский, ни «Украинская держава» в Севастополе не имели. Всем распоряжался германский адмирал Гопман. Немцы устроили бесцеремонный грабеж имущества флота и крепости (мародерство и грабеж процветали по всему Крыму и всем оккупированным областям). Крейсер «Прут» (бывший турецкий корабль) передали туркам и его отвели в Константинополь.

"Погибаю, но не сдаюсь". Как погиб Черноморский флот

Линкор «Свободная Россия» («Екатерина Великая»)

Гибель флота

Ситуация в Новороссийске была тревожная. Новороссийский порт был не приспособлен для длительной стоянки столь внушительной эскадры. Саблин получил из Киева телеграмму германского фельдмаршала Эйхгорна с требованием вернуть корабли в Севастополь, где сдать их немцам. Германское командование потребовало передачи флота и от руководства Советской республики, угрожая дальнейшим наступлением по всем фронтам. Над Новороссийском стали появляться германские разведывательные самолёты, а в море — их подводные лодки. В городе с тревогой ждали дальнейшего продвижения германских войск, уже занявших Ростов и Керчь. Германские войска действительно планировали занять Новороссийск. Прошёл слух, что немцы высаживают в Тамани десантный корпус, флот был деморализован и не мог сопротивляться: шли постоянные митинги, матросы дезертировали. Саблин уехал в Москву с целью сохранить флот и восстановления снабжения, оставив командующим командира «Воли» капитана 1-го ранга Александра Тихменева.

Глава советского правительства В. Ленин не собирался сдавать флот немцам, но и воевать Россия не могла. 24 мая начальник Морского генштаба Е. Беренс представил главе советского правительства Ленину доклад, в котором говорилось: «Германия желает во что бы то ни стало завладеть нашим флотом. Дальнейшие с нашей стороны попытки разрешить вопрос переговорами при вышеизложенных условиях дают только Германии возможность выиграть время и явно ни к чему не приведут. Наши суда в Новороссийске попадут в руки даже не Украины, а Германии и Турции и создадут этим в будущем господство их на Чёрном море… Все эти условия показывают, что уничтожение судов в Новороссийске надо произвести теперь же, иначе они, несомненно, и наверное, полностью или частично попадут в руки Германии и Турции. Ленин подписал на докладе Морского Генштаба: «Ввиду безвыходности положения, доказанного высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно». На имя командующего и главного комиссара Черноморского флота 28 мая была направлена секретная директива за подписью Ленина с приказом «утопить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске». При этом чтобы выиграть время, Совет Народных комиссаров направил на флот открытую телеграмму о необходимости передачи кораблей немцам. И зашифрованную — Тихменеву, с категорическим требованием затопить флот.

Позднее, в годы победы «демократии», в России был создан миф о том, что большевики по злому умыслу уничтожили флот. На самом деле советское правительство выполнило рекомендации военных специалистов (офицеров бывшего царского флота), которые опасались усиления флота Германии и Турции за счёт русских кораблей. При этом стоит помнить, что окончательно судьбу флота решала не телеграмма Ленина. В это время тем дальше от центра, тем больше было анархии и партизанщины. В частности, председатель Кубано-Черноморской республики А. Рубин требовал не исполнять решение центрального правительства о затоплении кораблей и обещал взять на себя снабжение флота. Также делегация республики обещала решить вопрос о выделении сухопутных частей для обороны города, но в итоге уехала и больше не появлялась. Матросы флота сами принимали решения. Тихменев раскрыл командам содержание указания Москвы и следующие дни прошли во всеобщем обсуждении дальнейшей судьбы кораблей. Решали, что делать: пускать корабли на дно или возвращать в Севастополь? 14 июня прошло голосование: 939 моряков проголосовали за Севастополь, 640 — за затопление, около 1000 – воздержалось. Про дредноутам распределение голосов было таким: на «Воле» за возвращение – 360, за потопление – 140; на «Свободной России» за возвращение — 350, за потопление – 340.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector