Почему асы Геринга боялись воздушного тарана

Вряд ли кто будет оспаривать утверждение, что таран – это оружие русских и применяли его наши соотечественники не только при защите своей страны, но и за рубежом, в...

Вряд ли кто будет оспаривать утверждение, что таран – это оружие русских и применяли его наши соотечественники не только при защите своей страны, но и за рубежом, в Испании, Китае и Монголии. Но все же правильнее сказать, что таран – это способ борьбы с неприятелем, придуманный в России, поскольку в безвыходной ситуации к этому приему прибегали и поляки в сентябре 1939-го, и финны во время войны с Советским Союзом, и англичане при отражении налетов немецкой авиации. Но массовый характер он носил только в Советском Союзе. В этом материале пойдет разговор о формировании тарана как тактического приема борьбы с самолетами противника в годы Великой Отечественной войны на примере авиации ПВО.

КТО ЖЕ БЫЛ ПЕРВЫМ

Принято считать, что первый таран в Великой Отечественной войне совершил 22 июня 1941 года летчик 46-го истребительного авиаполка (иап) старший лейтенант И.И. Иванов, уроженец подмосковного села Чижово, ныне входящего в состав города Фрязино.

В начале войны полк дислоцировался на аэродроме Дубно Киевского особого военного округа. На перехват бомбардировщиков He-111, направлявшихся в сторону Млынова, взлетело звено Иванова из трех истребителей И-16. В том бою летчики звена одержали две победы, но горючее было на исходе, и по приказу командира ведомые развернулись в сторону своего аэродрома, но Иванов заметил еще один «хейнкель». Он попытался атаковать его, но тут кончились боеприпасы. И тогда пилот отважился на таран.

Почему асы Геринга боялись воздушного тарана

Военнослужащие 487-го истребительного авиаполка: сержант О.Д. Доброва, Герой Советского Союза капитан А.Г. Лукьянов (в центре), старший лейтенант Дороченский. Фото 1943 года

Правительство оценило подвиг пилота, присвоив ему 2 августа звание Героя Советского Союза. Но до других героев военного неба такие награды почему-то доходили крайне редко. Пытаясь разобраться в этом, автор обратился к архивным документам 6-го истребительного авиакорпуса ПВО, защищавшего небо столицы.

Первый таран (по данным автора) в авиации ПВО совершил старший лейтенант П.В. Еремеев из 27-го иап в ночь с 28 на 29 июня 1941 года. Еремеев, преследуя противника на МиГ-3, после отказа оружия недалеко от ст. Румянцево Ново-Петровского района таранил самолет противника. Однако и сам вынужден был покинуть истребитель на парашюте.

Как следует из аварийного акта, летчик был хорошо подготовлен, дисциплинирован, тактичен, техника пилотирования отличная. Летных происшествий не имел и летал с большим желанием. Такой пилот мог решиться на таран только осознанно.

Через неделю после этого подвига Еремеева наградили орденом Красного Знамени, а останки немецкого бомбардировщика Ju-88 в начале августа выставили на Манежной площади столицы.

Жизнь отважного летчика оборвалась 2 октября 1941 года в районе деревни Красуха, когда группа истребителей во главе с Еремеевым обрушилась на самолеты противника, пытавшиеся штурмовать наши войска. Интересно, но в истории 27-го иап, впоследствии 129-го гвардейского иап, хранящейся в Центральном архиве Министерства обороны РФ, имя Еремина даже не упоминается.

Справедливость восторжествовала лишь в 1995 году, когда указом президента РФ от 21 сентября старшему лейтенанту Еремееву Петру Васильевичу посмертно присвоили звание Героя, но уже не Советского Союза, а Российской Федерации.

ВИКТОР ТАЛАЛИХИН

На фоне всех воздушных таранов заметно выделяется заместитель командира эскадрильи В.В. Талалихин, таранивший ночью 7 августа 1941 года на истребителе И-16 над деревней Кузнечики под Подольском бомбардировщик He-111. Летчик удачно покинул с парашютом неуправляемый самолет, и на следующий день ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Виктор Васильевич Талалихин окончил Качинскую военную школу в 1939 году и продолжил службу в 27-м иап. Участник войны с Финляндией, за что был награжден орденом Красной Звезды. Первое упоминание о нем автор обнаружил в воспоминаниях ветерана полка, участника войны с Финляндией майора М.И. Королева:

«Я получил приказание обеспечить безопасное выполнение операции своей эскадрилье. Погода не благоприятствовала выполнению задания: шел снег, с высоты 350 м почти ничего не было видно, но я отлично знал район боевых действий и поэтому шел впереди.

Когда мы пришли на место, наши войска выложили соответствующий знак. Один за другим начали сбрасывать мешки с сухарями. Вдруг справа от командира эскадрильи бомбардировщиков (в истребительном полку тогда помимо И-16 числилась эскадрилья бомбардировщиков СБ. – Н.Я.) разорвался снаряд зенитной артиллерии… Я дал сигнал самолетам о том, что бьет зенитная артиллерия, и начал искать батарею противника. Сделав вид, что ухожу на свою территорию, резко развернулся влево и прямо под собой увидел неприятельские пушки, бившие с берега озера по нашим самолетам. Я засек место и, поймав в прицел врага, сбросил бомбы и обстрелял из пулеметов артиллерию противника, после чего по моему самолету стали бить из зенитных пулеметов уже с другой стороны озера…

Увидев это, летчик Талалихин пришел на помощь, подавив их».

Сказанное свидетельствует о храбрости и инициативности Талалихина, но насколько высока была квалификация пилота, сказать трудно, хотя известно, что 9 июля 1941 года Талалихин на аэродроме Клин поломал И-16, а вслед за этим и самолет МиГ-3, о чем свидетельствует карточка-донесение от 21 июля. Летчик, как следует из аварийного акта, подписанного командиром 27-го иап подполковником П.К. Демидовым, осваивал новый, причем высокоскоростной самолет и после тренировочного разбега получил задание на самостоятельный вылет. У МиГа не было двухместного варианта, и все должно было делаться в соответствии с указаниями летчика-инструктора, но Виктор Васильевич не принял их к сведению.

В первой половине разбега Талалихин не зафиксировал педали, ослабив левую ногу, и самолет начал разворачиваться вправо. Летчик растерялся и ничего не предпринял, чтобы задержать разворот, наоборот, усугубил ошибку, убрав обороты двигателя. Машина развернулась на 110 градусов и сложила обе опоры шасси. Летчик не получил повреждений, но самолету потребовался серьезный ремонт с участием заводской бригады.

После этого случая Талалихина перевели в только что сформированный 177-й иап, дислоцировавшийся на том же аэродроме Клин. В этом полку Талалихин 27 июля 1941 года потерпел аварию на И-16, а 5 августа на таком же истребителе сбил Ju-88, упавший в районе Букова, что подтвердило командование 6-го истребительного авиакорпуса (иак), выезжавшее на место падения самолета.

В ночь на 7 августа Талалихин таранил над подмосковным Подольском He-111. Оба самолета – советский и вражеский – упали в районе Степыхина. Летом 2014 года останки этого истребителя доставили в Домодедовский краеведческий музей (о том, как искали и поднимали самолет В.В. Талалихина, см. «Самолет Талалихина», «НВО» от 27.06.14).

После тарана Талалихин пересел на МиГ-3 и 13 октября в паре с летчиком В.А. Самодуровым сбил еще один He-111, упавший в районе Медыни, что подтвердил секретарь Медынского райисполкома Морозов. Спустя два дня та же пара уничтожила двухмоторный истребитель Bf.110, в результате Талалихина включили в список асов 6-го иак.

Талалихин погиб 27 октября 1941 года в воздушном бою возле Каменки (в 80 км от Москвы). В том бою он лично сбил один истребитель Bf.109, а другой – в составе группы. На тот момент летчику исполнилось 23 года, и его с воинскими почестями похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище.

Почему асы Геринга боялись воздушного тарана

Старший лейтенант Иван Иванов за свой подвиг был удостоен звания Герой Советского Союза посмертно. Фото 1941 года

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector