Миротворцы в Южной Осетии: нас расстреливали в упор

У ворот военной больницы в городе Владикавказе, закрытой и хорошо укрепленной в эти непростые дни, собралось множество людей, которые пришли за тем, чтобы узнать о жизни и здоровье...

У ворот военной больницы в городе Владикавказе, закрытой и хорошо укрепленной в эти непростые дни, собралось множество людей, которые пришли за тем, чтобы узнать о жизни и здоровье своих родственников, по воле судьбы находившихся в Цхинвале во время ожесточенных боев в августе 2008 года. Но попасть в госпиталь практически невозможно – пускают только по специальным разрешениям, на входе – военные с оружием, по территории марширует патруль. Автору статьи все же удалось побеседовать с некоторыми парнями, пережившими в Цхинвале тяжелые минуты. Вот что они рассказали.

Младший сержант Олег Говорухин:

Еще в конце дня 7 августа все было вокруг спокойно и начала военных действий ничего не предвещало: прошла вечерняя перекличка, приготовили вещи, объявили отбой. Когда уже все уснули, вдруг началась стрельба. За пару минут мы схватили каждый свое оружие и заняли свои посты. Со стороны Грузии сначала вели стрельбу по нижней части городка, потом двинулись в атаку. Однако мы, как нам было настрого приказано, не стреляли им в ответ. Грузины на полную катушку этим воспользовались – сам я лично видел гибель более десятка русских бойцов… Олег замолкает и осторожно трогает свою раненую ногу.

Прапорщик Андрей Данилюк:

Вначале грузинские военные стреляли только по Цхинвалу, затем начался обстрел и нашего городка. Стрельба велась почти два часа. Примерно в 4 часа утра в атаку двинулись танки и пехота из Грузии. По нашим укреплениям стреляла артиллерия, танки, минометы и прочие виды оружия. Танкисты-грузины без каких-либо препятствий по прямой наводке уничтожали наши боевые машины. Просто разносили их, стреляя в упор!

К семи часам утра с грузинской стороны прибыли еще 6 танков. Пушечным выстрелом они разбили нашу санчасть. Там в это время были заболевшие и медперсонал. Над дверью мы повесили белое знамя с крестом, но грузинские военные на это наплевали. После разрушения мы подбежали, чтобы вытащить оставшихся в живых – нескольким людям нам удалось помочь в этой ситуации.

После этого танкисты открыли стрельбу по русским автомашинам. Сначала загорелся бензовоз, потом некоторые из БМП. Спасаясь от танков, мы укрылись за постройкой для караула. 5 человек вошли прямо туда. И сразу же туда попал снаряд. Уцелел только один солдат… Мы вынесли его из караулки в другое укрытие. Я его перевязал, сделал укол промедола. Больше двигаться было некуда – сзади возвышалась стена из камня. Пришлось подорвать ее при помощи гранаты и лезть через пробоину.

Стена укрывала нашу бронированную разведывательно-дозорную машину. Водитель хотел открыть люки, чтобы в машине мог укрыться наш десант, но его начали искать выстрелами снайперы. Но вот произошло два точных попадания, один за другим, из пушки танка и из гранатомета. БРДМ сгорела за пару секунд, водитель не успел ее покинуть…

Мы отходили вчетвером. Кроме меня, все были ранены, один довольно тяжело, в бедро, он истекал кровью. Мы ему помогали, как только могли. Когда танки свернули нападение по Цхинвалу, в бой ринулись грузинские штурмовики. Затем опять вступили снайперы. Мы отвлекли их дымом шашки и укрылись в другом месте.

Уже из этого укрытия нам помогли выбраться другие миротворцы и передислоцировали в подвал. Там ко мне обратился полковник и дал указание собрать всех получивших ранение в одном месте. Он поведал мне, что явились наблюдатели из ОБСЕ, которые уговорили грузин дать русским миротворцам отойти из Цхинвала, создав для этого коридор. Мы уложили в бронированную автомашину тех, кто был ранен серьезно, посадили гражданское население, затем только солдат с легкими ранениями. Выехали из городка по сигналу. Но сам я, если быть честным, не видел чинов из ОБСЕ поблизости, и не уверен, точно ли они нас сопровождали в пути.

В городе мы видели грузинских военных – пехотинцев и танкистов. Они что-то выносили из разбитых домов и прятали в свои бронетранспортеры, забирали оружие у мертвых…

Мы двинулись по Зарской дороге к перевалу, над нами развевался стяг Красного Креста, он был заметен издалека. Но тем не менее грузины все равно за пределами города открыли стрельбу. Вблизи нашего автомобиля разорвалось несколько снарядов. Спаси нас водитель, сделав резкий маневр: он сначала нажал тормоз, затем резко погнал вперед. Обстрел прекратился. А через полтора километра нам навстречу показалась колонна российских военных…

Рядовой Сергей Абоимов:

Нас прямо в упор расстреливали из танковых пушек! Когда наши боевая машина пехоты и бронированная разведывательно-дозорная машина выехали на рубеж, их уничтожил грузинский танк. Потом наши из гранатомета разбили этот танк. Грузины ответили «Градом». Когда закончилась стрельба, мы вышли на рубежи и защищали свой батальон. Когда грузины пошли в наступление во второй раз, они сильно нас бомбили и меня ранило в голову осколком. Сослуживцы меня вынесли с места схватки, оказали первую помощь, потом я уехал на бронированной автомашине в больницу. При этом грузины якобы давали нам выехать с места боевых действий, но все равно после выезда открыли стрельбу. Но нам, по счастью, удалось спастись.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector