Письмо маршала Константина Рокоссовского

Каждый раз, читая их, я вместе со своими прадедом и прабабушкой переживаю трагедию неожиданной разлуки, тоску по дому и семье, любовь и преданность друг другу несмотря ни на...

Каждый раз, читая их, я вместе со своими прадедом и прабабушкой переживаю трагедию неожиданной разлуки, тоску по дому и семье, любовь и преданность друг другу несмотря ни на что.

Война для семьи Рокоссовских началась около четырех часов утра 22 июня 1941 года. Мой прадед командовал механизированным корпусом, который располагался в Новоград-Волынском — приграничном районе Киевского особого военного округа, на который пришелся первый удар фашистских войск. Он быстро попрощался с семьей — женой Юлией, которую звал на польский лад Lulu, и дочерью Адой и выехал в войска. Расставание было тем более печальным, что только за год до этого семья Рокоссовских воссоединилась после трехлетнего пребывания прадеда в ленинградской тюрьме «Кресты», где он находился под арестом по ложному обвинению в связях с польской и японской разведками. Его семья в те годы бедствовала — жену врага народа не брали на работу, а дочь меняла школу за школой, потому что от нее требовали отречься от отца. В 1940 году Рокоссовского выпустили из тюрьмы и восстановили в армии, год он провел с семьей, и вдруг — новая разлука.

О том, что в июне 41-го Юлия с Адой добрались до Киева, оттуда выехали в Москву, но при подъезде к столице поезд был направлен в Казахстан, о том, что из Казахстана жена и дочь уехали в Новосибирск, о том, как сложилась их судьба в первые дни войны, он узнал только спустя несколько месяцев, уже под Москвой, будучи командующим 16-й армией. Все это время прадед пытался разыскать семью, писал письма и отправлял их родственникам жены по всей стране, рассылал телеграммы: «Сообщите, у вас моя семья или нет. Западный фронт. Полевая почта 220. Штаб армии. Рокоссовский». Полевая почта в начале войны работала плохо и о том, куда писать мужу, прабабушка узнала из газет, когда во время битвы за Москву фамилия Рокоссовского впервые прозвучала на всю страну. Вскоре она начала получать его письма — работа почты наладилась, и все те, кому писал прадед, стали пересылать эти послания его жене. Узнав адрес, прабабушка отправила ему фототелеграмму: «Дорогой Костик! Твое беспокойство напрасно — мы живы, здоровы. Письма, деньги, справку — все от тебя получили. На днях получили комнату. Письма тебе писала — должен получить. Будь здоров! Сражайся до победы! Lulu — Ада».

Письма от прадеда стали приходить все чаще — один-два раза в месяц, изредка ему удавалось прислать жене и дочери какие-то продукты, перевести деньги. Переписка прерывалась только один раз. 8 марта 1942 года Рокоссовский был тяжело ранен. Осколочное ранение в спину — задето легкое и позвоночник. В тяжелом состоянии он был доставлен в Москву, в госпиталь для высшего комсостава при Тимирязевской академии. Прадед не хотел пугать жену и дочь. Написал им спустя две недели, когда самое страшное было позади. Он сообщил две новости — плохую: он был ранен, но идет на поправку, хорошую: за заслуги при обороне Москвы ему выделили квартиру в столице. Так благодаря ранению мои прадед и прабабушка увиделись спустя год после начала войны. С апреля по май жена и дочь неотлучно находились у постели Рокоссовского. В мае он вернулся на фронт и снова писал письма, пока в 44-м году прабабушка не присоединилась к нему, чтобы больше никогда не расставаться. Прадед писал семье после бессонных ночей под Сталинградом, писал с передовой перед сражением на Курской дуге, писал в автомобиле в Белоруссии. Письма иногда обрывались на полуслове — он засыпал от усталости, а утром не успевал закончить и отправлял как есть. Цензоры вымарывали географические названия и имена командующих, а некоторые строки и вовсе вырезали. Иногда времени хватало только на коротенькую записку. Но все эти послания моя прабабушка сохранила для детей, внуков и правнуков. Может быть, для того, чтобы мы знали, что война — это не только сводки боевых действий, но и судьбы людей, встречи и расставания и главное — любовь, которая побеждает все.

«Дорогие мои Lulu и Адуся!

Получил вашу телеграмму, ожидаю письмо. Рад, что вы устроились на новой квартире…

…Я все также здоров и бодр. Немцев бьем по-настоящему. Кончилась для них масленица — наступил Великий пост.

На подступах к Москве мы окончательно сбили миф о непобедимости немецкой армии. Под нашими ударами она бежит, бросая материальную часть и неся колоссальные потери в живой силе. На этом борьба еще не кончится.Еще трудностей много, но уже сейчас ясно, что враг в конце концов будет разбит и уничтожен.

Сейчас удаляемся от Москвы все дальше и дальше. Пишу это письмо на ходу, в машине, хочу воспользоваться случаем поездки одного тов. в Москву и отправить с ним письмо. По вас сильно скучаю, досадно, что от вас мало и редко получаю письма.

Пишите и не забывайте своего воина, который крепко дерется за Родину и за вас. Целую вас крепко-крепко.

Любящий вас ваш Костя».

автор: Ариадна Рокоссовская

источник: rg.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...