Одиозная интриганка

Любовница виднейших политиков Европы, сестра главы III Отделения Российской империи Бенкендорфа, приятельница Веллингтона и Каподистрия – все это о ней, княгине Дарье Христофоровне Ливен. Эту женщину газета Times...

Любовница виднейших политиков Европы, сестра главы III Отделения Российской империи Бенкендорфа, приятельница Веллингтона и Каподистрия – все это о ней, княгине Дарье Христофоровне Ливен. Эту женщину газета Times назвала «одиозной интриганкой». Ее обвиняли во влиянии на политику ведущих держав и продвижении интересов Российской империи. Чем на самом деле занималась княгиня Ливен, и справедливо ли называть ее первой русской шпионкой?

Светская львица XIX века

Жизнь Дарьи (или Доротеи) Христофоровны Бенкендорф начиналась беззаботно. С малых лет она оказалась под покровительством императрицы Марии Федоровны, с которой была дружна ее покойная матушка. Воспитанная среди великих княжон, Дарья Бенкендорф была выдана замуж за подающего надежды дипломата Х. А. Ливена, и вместе с ним в 1809 году направлена в Берлин, а затем в 1812 году в Лондон.

Княгине Ливен было недостаточно оставаться тенью своего мужа и ослепительной красавицей. Она жаловалась брату, что, хотя жизнь в Берлине казалась ей «милой и комфортной», продолжать «быть дурой на протяжении еще нескольких лет — это жестоко».

В Лондоне начался новый период жизни княгини. Следуя моде, княгиня Ливен открыла собственный светский салон и, будучи чрезвычайно дальновидной и остроумной женщиной, она быстро завоевала особое место в высшем английском обществе. В круг общения русской княгини вошли не только коллеги ее мужа — дипломаты, — но и политики, и такие деятели искусства, как Вальтер Скотт, и даже король Великобритании Георг IV, который, к слову, впоследствии стал крестным одного из сыновей четы Ливен.


Светский салон XIX века

Особенностью светских салонов Дарьи Христофоровны, в каком бы городе она их ни устраивала, была их «всеядность»: гостиная княгини становилась местом встречи людей любых политических взглядов. Светский салон в Париже, где княгиня оказалась после 22 лет, прожитых в Лондоне, современники называли «обсерваторией для наблюдения за Европой».

Светские салоны княгини Ливен играли важную роль в главном международном событии второй четверти XIX века — конгрессах Священного Союза. Это обстоятельство давало преимущество русской дипломатии, так как через непринужденные беседы с княгиней политики транслировали свои умонастроения, мнения о волновавшем всю Европу «Восточном вопросе» и, самое важное, взгляды на сотрудничество с Российской империей.

Священные союзы

Министерство иностранных дел не чуралось использовать не только дружеское, но и женское обаяние княгини. Так, была разыграна блистательная партия Меттерних-Ливен. С министром иностранных дел Австро-Венгерской империи Дарью Христофоровну познакомили на Ахенском конгрессе, куда та приехала по личному приглашению императора Александра I.

И хотя первоначально двое будущих влюбленных очень нелестно отзывались друг о друге, их отношения довольно быстро переросли в многолетний роман по переписке, причем тайный. Роман длился почти 10 лет, но по большей части на расстоянии: вместе влюбленным удалось побывать в общей сложности меньше месяца на различных международных встречах и конгрессах. Зато письма Меттерниха и Ливен прекрасно отражают взгляды как России, так и Австро-Венгрии на внешнеполитические события того времени. Как и многие письма своих друзей, копии писем Меттерниха княгиня передавала русскому правительству, тем самым снабжая Российскую империю оперативной информацией о реакции консервативно настроенного министра иностранных дел Австро-Венгрии на любые события на международной арене.


Карикатура на влияние княгини Ливен на работу Священного Союза

Что это было — политическая или любовная интрига? Примечательно, что разрыв княгини с Меттернихом совпал с охлаждением отношений Австро-Венгрии и Российской империи. При Александре I две империи были нацелены на поддержание союза, так как искали друг в друге поддержку в восточном вопросе против третьей влиятельной державы — Англии. Однако с восшествием на престол в 1825 году следующего императора Николая I внешнеполитический курс стал меняться, и Россия все больше тяготела к сотрудничеству с англичанами.

То ли по иронии судьбы, то ли по политическим соображениям, это же стало происходить и в переписке княгини Ливен. Повод дал сам Меттерних в 1827 году: вскоре после смерти жены он вновь вступил в брак, чем обидел Дарью Христофоровну. В гневе княгиня потребовала вернуть все ее 279 писем и никогда ей больше не писать.


Клеменс фон Меттерних — министр иностранных дел Австро-Венгрии

Зато сближение с Англией незамедлительно повлекло за собой появление нового протеже княгини Ливен — Джорджа Каннинга, который выступал резко против позиции Священного Союза и, соответственно, против Клеменса Меттерниха. В результате частных бесед с самим Каннингом во время светских салонов, устраиваемых Дарьей Христофоровной, и влияния княгини на фаворитку английского короля Джорджу Каннингу удалось выйти из политической борьбы со своими парламентскими оппонентами победителем: в том же 1827 году его назначили на пост премьер-министра Англии. Всё это было, безусловно, на руку российской дипломатии: в лице Каннинга Россия обрела своего союзника в восточном вопросе, так как он открыто поощрял борьбу греков за независимость.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...