Одетые в броню защитники Севастополя

В ходе обороны Севастополя от нацистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны решающую роль сыграли башенные батареи. Однако если их участие в обороне главной базы Черноморского флота достаточно...

В ходе обороны Севастополя от нацистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны решающую роль сыграли башенные батареи. Однако если их участие в обороне главной базы Черноморского флота достаточно подробно описано в отечественной литературе, то вопрос создания такого типа батарей здесь, на взгляд автора, освещен менее подробно. Попробуем заполнить этот пробел.

НОВАЯ ПРОГРАММА

В марте 1909 года принимается программа переустройства главной оперативной базы Черноморского флота Севастополя в части вооружения крепости «могущественными образцами орудий, для обеспечения порта от огня с моря». При этом в первую очередь намечалось «усиление приморского фронта установкой на флангах сильных батарей, вооруженных крупнейшими современными пушками, а также устройство батарей, предназначенных своим огнем удалять противника, который попытался бы через высоты к югу от города бомбардировать порты с моря».

В 1911 году начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) генерал от артиллерии Дмитрий Кузьмин-Караваев приказал заказать Обуховскому сталелитейному заводу (ОСЗ) для береговой обороны 12/52-дюймовые пушки Морского чертежа с удлиненной каморой и нарезкой постоянной крутизны. По сравнению с пушками Морского ведомства (обозначались литерами «МА») пушки Военного ведомства (обозначались литерами «СА») имели на 9 дюймов (229 мм) удлиненную зарядную камору, что, по мнению Артиллерийского комитета (АК) ГАУ, должно было способствовать меньшему износу нарезной части стволов при стрельбе.

Начальник Главного артиллерийского управления Дмитрий Кузьмин-Караваев

На совещании военного и морского министров и начальников Генеральных штабов, состоявшемся 15 августа 1909 года, было постановлено, что за Севастополем сохраняется значение оперативной базы для активного линейного флота, причем единственного на Черном море. А Николаев оставался лишь тыловой базой и убежищем для судов флота.

Главную приморскую позицию Севкрепости предполагалось расширить на север – до устья реки Бельбек и на юго-запад – до Стрелецкой бухты. На ее флангах должны были установить четыре 12-дюймовые пушки в броневых башнях и двенадцать 10-дюймовых пушек. Кроме того, чтобы лишить возможности бомбардировать крепость с юга, через высоты Херсонесского (Гераклейского) полуострова, планировалось организовать Дополнительный приморский фронт между мысом Херсонес и Балаклавской бухтой. Для вооружения этого фронта требовалось сорок 9-дюймовых мортир, которые из-за малой дальности стрельбы снимались с вооружения Главного приморского фронта.

Сухопутную оборону было решено ограничить небольшими бетонными укреплениями у самих батарей, предоставив оборону с суши сухопутным войскам.

В целях экономии средств для новых 12-дюймовых пушек предлагались открытые установки. На вооружение Дополнительного фронта должны были поставить двенадцать 152-мм пушек Кане и шестнадцать (вместо сорока) 9-дюймовых мортир.

Крепостная комиссия в Главном управлении Генерального штаба (ГУГШ) отметила, что «при современных условиях трудно предположить, что на Черном море могло появиться более 24 боевых судов. Наиболее вероятно появление Австро-Турецкого флота, что составило бы 19 линейных кораблей с силой артиллерийского огня на один борт около 150 орудий калибром не менее 152 мм. Предполагая усиление указанных флотов судами флотов других государств, комиссия признала возможным действие против Севастополя 24 кораблей. На 24 броненосцах может одновременно действовать 180–200 орудий».

«Для успеха борьбы, а также удаления позиции бомбардирующего флота совершенно необходимо назначить на Главную позицию 12-дюймовые пушки, расположив их на флангах существующих батарей. Считая достаточным иметь на вооружении Севастопольской крепости четыре 12-дюймовых орудия, комиссия высказалась за 8 орудий, т.к. двухорудийные батареи представляют известные затруднения для ведения огня и преобладающие в Севастопольской крепости 11-дюймовые пушки имеют не очень большую боевую дальность».

Крепостная комиссия ГУГШ постановила «назначить на вооружение Главной боевой позиции восемь 12-дюймовых пушек, для удаления позиции бомбардирующего флота и одновременного пополнения мощности существующего вооружения расположить их в двух батареях, причем первые четыре пушки установить на Южной стороне, где больше сектор обстрела».

Стоимость снабжения Севастопольской крепости по артиллерийской части определялась в 11,322 млн руб. и разбивалась на два этапа, сумма, выплачиваемая в первый этап (5 лет), составляла 3,28 млн руб.

РАСПОЛОЖЕНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО

12-дюймовые батареи предполагалось строить на южном фланге Главной боевой позиции в районе Стрелецкой бухты (группа батарей на основе батареи № 15 для четырех 12-дюймовых, восьми 10-дюймовых, четырех 48-линейных (122-мм) и четырех 3-дюймовых орудий) и на северном фланге Приморской позиции у устья реки Бельбек (группа батарей на основе батареи № 16 для четырех 12-дюймовых, четырех 10-дюймовых, четырех 6-дюймовых и четырех 3-дюймовых орудий). Там, где наиболее выгодно можно было бы использовать большую дальность стрельбы для оттеснения бомбардирующего неприятельского флота.

Поскольку три батареи Северной группы предполагалось расположить на открытом фланге Приморского крепостного фронта, комиссия предложила объединить батареи в одно укрепление с устройством общей горжи. Сухопутные укрепления построить на высотах Бельбека фронтом к северу в виде нескольких долговременных опорных пунктов, составляющих вместе с батареей № 16 и уже построенным полудолговременным редутом один общий оборонительный участок. Однако в окончательном варианте проекта 12-дюймовую батарею Южной группы решили строить не у Стрелецкой бухты, а на мысе Херсонес, что давало больший сектор стрельбы по морским целям.

На всех трех батареях одной группы должны были возвести казематированные погреба боезапаса (на один боекомплект для каждого орудия), помещения для орудийной прислуги, приборов управления огнем и силовых установок (динамо-машин). Толщина сводов казематов для защиты от морских снарядов среднего калибра должна была составлять 6–7 футов (1,8–2,1 м) бетона.

Журнал заседания Крепостной комиссии ГУГШ был утвержден императором Николаем II 21 мая 1911 года.

В 1913 году, когда 10-дюймовая (№ 16) и 120-мм (№ 24) батареи Северной группы были уже закончены постройкой, на возвышенности Алькадар (один из западных отрогов Мекензиевых гор), примерно в 1,5 км восточнее устья реки Бельбек, началось строительство 12-дюймовой башенной батареи № 26. Ее проект разрабатывался под руководством строителя батареи военного инженера полковника Смирнова и был рассмотрен на заседании Инженерного комитета Главного Военно-технического управления (ГВТУ) 28 августа 1914 года, а затем, повторно, с учетом замечаний ГВТУ, 26 июня 1915 года. Докладывал совещательный член Технического комитета ГВТУ генерал-майор Малков-Панин. Стоимость постройки батареи оценивалось в 850 тыс. руб.

30-я бронебашенная батарея после захвата Севастополя противником. 

Расположение батареи на узкой, языкообразной в плане возвышенности (высота около 60 м над уровнем моря) с крутизной склонов до 45 градусов определило архитектуру ее сооружений. В отличие от 12-дюймовой батареи № 25 Южной группы, которая имела два отдельных бетонных блока (по одному для каждой башни), соединенных потерной, на 26-й батарее обе башни решили разместить в общем блоке, вытянутом по фронту (как на кронштадтских фортах «Красная Горка» и «Ино»). Для целей ближней обороны в 50 м юго-западнее орудийного блока строилась отдельная казематированная постройка – бетонное убежище для 3-дюймовых выкатываемых противоштурмовых пушек и их прислуги, а в 600 м северо-восточнее – пехотное укрепление с бетонированными стрелковыми окопами и казематированными убежищами.

Замечу, что 122/50-мм (48-линейные) береговые пушки существовали лишь в головах наших генералов. Их не было ни «в железе», не было даже заказов заводам, не существовали не только опытные образцы, но и даже ее технические проекты. Революция 1917 года и последовавшие за ней иностранная интервенция и Гражданская война прервали постройку 26-й и 25-й батарей на восемь лет.

В 1925 году Комиссия по вооружению Главного артиллерийского управления Рабоче-Крестьянского Красного Флота (ГАУ РККФ) признала необходимым «установить 4-орудийную 2-башенную батарею с 12-дюймовыми/52 кал. пушками на батарее 26-й Севастопольской крепости». Но приступить к реализации этого решения немедленно не было никакой возможности. В это время в Севастополе полным ходом шли работы по достройке башенной батареи № 8 (бывшей № 25), готовые на 95% башенные установки которой находились на Ленинградском металлическом заводе. Пришлось ждать еще три года, тем более что башенные установки, предназначенные для 26-й батареи, находились в низкой степени готовности. Осилить доделку еще двух башенных установок только начинавший выходить из послереволюционной разрухи военно-промышленный комплекс СССР еще не мог.

9 марта 1928 года на заседании Революционного Военного совета СССР под председательством Климента Ворошилова было принято решение:

«Признать необходимым, достроить 305 мм башенную батарею в Севастополе

  1. К постройке приступить в текущем году в пределах средств, намеченных на береговую оборону в 1927–1928 гг.
  2. Смету на достройку утвердить в общей сумме 3 843 000 руб.
  3. Постройку закончить в 3-летний срок».

Напольные стены блока рассчитывались на два попадания в одно место 12-дюймовых снарядов морской артиллерии при углах попадания 20 градусов и имели слоистую конструкцию – 2,4 м бетона, 2,1 м песчаной прослойки и 2,1 м бетона. Сводчатые покрытия казематов с противооткольной металлической одеждой конструкции полковника Савримовича (сплошной слой гнутых стальных швеллеров № 30 и 30-сантиметровый слой асфальтобетона над ним) проектировались из монолитного неармированного бетона с толщиной 2,4 м. Такое покрытие рассчитывалось на попадание одного 12-дюймового снаряда.

В начале 1915 года в Севастополь с Петроградского артсклада прибыли первые две 305/52-мм установки, а 1 мая командир Севастопольской крепостной артиллерии докладывал в ГАУ: «Сообщаю, что ввиду окончания сборки частей жесткого барабана двух 12-дюймовых башенных установок батареи № 25 можно приступить к обточке горизонтальных и вертикальных погонов». В конце сентября того же года две башенные установки были закончены металлическим заводом и готовились к отправке в Севастополь. Однако 20 сентября штаб Верховного командования уведомил ГАУ и МЗ о том, что 12-дюймовые башни для Севастополя и Батума, изготовленные МЗ, будут отправлены в Крепость Петра Великого, принадлежавшую Морскому ведомству. В итоге эти башни были установлены на островах Норген и Вульф. Позже они станут добычей эстонских националистов.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...