Ножницы русской разведки

Насколько эффективны наэлектризованные проволочные сети в условиях позиционной войны, свидетельствуют следующие факты. В декабре 1915-го, прикоснувшись к такому заграждению у местечка Боян, погиб разведчик 48-го пехотного Одесского полка....

Насколько эффективны наэлектризованные проволочные сети в условиях позиционной войны, свидетельствуют следующие факты. В декабре 1915-го, прикоснувшись к такому заграждению у местечка Боян, погиб разведчик 48-го пехотного Одесского полка. В майском наступлении 1916 года 49-й пехотный Брестский полк потерял сразу 16 разведчиков. Тяжело пострадали еще десять человек, начавших оттаскивать погибших. Тогда же в 135-м пехотном Керчь-Еникальском полку подпрапорщик на время лишился дара речи, а двое солдат, подползая под заграждения, получили повреждения в нижней части живота. Этот перечень можно продолжать.

Русский солдат, погибший на проволочном заграждении «Летопись войны», № 34, 1915

Особенно большими любителями таких заграждений оказались австрийцы. По приказу их командования с конца 1915 года проволочные сети, включавшие три полосы, причем одну под током высокого напряжения, были организованы от Прута до Днестра, а местами и на других участках русско-австрийского фронта.

Для питания этих заграждений австрийцы пользовались городскими или заводскими электростанциями, оснащенными соответствующими трансформаторами и преобразователями постоянного тока в переменный. Подземные кабели (рассчитанные на напряжение до 20 тысяч вольт) прокладывались на несколько километров, так что источники питания находились вне зоны действия огня русской артиллерии. Применялась и воздушная проводка – на столбах со специальными высоковольтными изоляторами.

Одна из таких станций, мощностью 1000 киловатт, была расположена в Черновицах и служила как для городских нужд, так и для питания проволочных заграждений. Причем для последней цели расходовалось 2/3 вырабатываемой энергии. Другая станция, мощностью 1500 киловатт, была обнаружена на сахарном заводе в Крещатике, вблизи Залещиков. Каждая питала ряд трансформаторных подстанций, расположенных или в отдельных зданиях, или в специальных бетонных убежищах, на некотором расстоянии за линией окопов. От подстанций шел ток уже более низкого напряжения – от 1500 до 5000 вольт. На отдельных участках он направлялся через распределительные пункты непосредственно к проволочным заграждениям, а на других поступал в проложенный по дну окопа особый кабель, от которого делалась разводка.

Необходимо отметить, что австрийские войска вообще широко пользовались электроэнергией. Русские солдаты находили в окопах неприятеля электрические грелки, насосы для откачивания воды, бурильные машины для устройства минных галерей, вентиляторы, даже двигатели (например для подвесных дорог, проложенных в районе позиций). Широко было распространено и электрическое освещение.

Проволочные сети, по которым пускали ток, натягивались на деревянных кольях, причем изоляторы не использовались, крепежом служили скобы. Концы кольев в земле и над ней покрывались изолирующим смолистым составом. В некоторых случаях этим составом была покрыта и верхняя часть кольев во избежание их пропитывания дождевой водой. Электрические заграждения могли помещаться изолированно или среди обычных – впереди или даже позади них. Когда проволочные сети устанавливались вблизи русских окопов, колья заменялись рогатками.

Показательно, что отдельные снаряды, даже крупных калибров, не могли обезвредить такие заграждения. Образуя воронки, они зачастую не разрывали питающего кабеля. Попадая в заграждение, снаряды кромсали и путали проволоку, но контакты между ее частями сохранялись. А какие-то концы заземлялись и электризовали землю. Что тоже представляло большую опасность. Более того, чтобы при разрыве провода заграждения оставались под напряжением, обычно делали несколько питающих ветвей, а сеть делилась на соответствующие участки. И только там, где на протяжении нескольких метров проволока совершенно сносилась артиллерией, электризация опасности уже не представляла.

Для резки проволоки, в том числе наэлектризованной, применялись специальные ножницы. Так называемый заградоразрушитель, прибор генерал-майора Милена, оснащенный каучуковыми изоляторами, крепился к винтовке. Он не боялся напряжения до 2000 вольт, использовался для действий лежа. Заградоразрушитель не мешал ни стрельбе, ни штыковому бою, был прост и функционален. Могли быть приспособлены для резки электрической проволоки и обычные ручные ножницы – образцы инженеров Романова и Гошкевича.

Русская армия не только боролась с электрическими заграждениями противника, но и сама их применяла, хотя и в меньшем масштабе. Например, в 12-й армии Северного фронта на Рижском боевом участке четыре автомобильные электростанции питали сеть длиной 12 километров (а с учетом кабеля – свыше 50 километров). Обслуживали такие сети специальные электротехнические команды.

Подобные заграждения оказывались эффективны в период позиционной войны, препятствуя поисковым действиям. Они были бичом войсковых разведчиков. При широкомасштабных боевых действиях, сопровождаемых мощной артиллерийской подготовкой, значение электрических проволочных сетей резко падало.

автор: Алексей Олейников

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями: