Кругосветная экспедиция Лаперуза

Подготовительные мероприятия по организации масштабной географической экспедиции подходили к завершению. 11 июля 1785 г. корабли «Буссоль» и «Астролябия» вытянулись на внешний рейд Бреста. Их трюмы, палубы и все...

Подготовительные мероприятия по организации масштабной географической экспедиции подходили к завершению. 11 июля 1785 г. корабли «Буссоль» и «Астролябия» вытянулись на внешний рейд Бреста. Их трюмы, палубы и все сколько-нибудь подходящие помещения были забиты всевозможными грузами и материалами. Жан-Франсуа де Лаперуз, руководитель экспедиции, ждал попутного ветра.

Кругосветная экспедиция Лаперуза

Гибель шлюпок в гавани Французов. Луи-Филипп Крепен

12 июля экипажи прошли врачебный осмотр, были произведены настройки хронометров. Дули западные ветры, и отплытие задерживалось. Один из матросов был списан на берег из-за возникшего у него жара, остальные же с нетерпением ждали отплытия.

В числе последних на борт «Буссоли» поднялся сын французского посла в Санкт-Петербурге Бартелеми де Лессепс. Его предстояло высадить в Петропавловске-Камчатском с промежуточными отчетами и письмами. Оттуда Лессепс должен был добраться до Петербурга. Он немного владел русским языком и мог быть полезен в экспедиции во время нахождения ее в русских владениях.

Всего на борту обоих кораблей было двести двадцать пять человек: офицеры, матросы, солдаты королевской морской пехоты и ученые. Наконец настал благоприятный момент, и в 4 часа утра 1 августа 1785 года «Буссоль» и «Астролябия» вышли из Бреста и устремились в океан.

Через океан

Форты Бреста остались за кормой. Никто не знал, что кораблям не суждено вернуться в свою родную гавань. А пока что руководство экспедиции, полное уверенного оптимизма, взяло курс на остров Мадейру. Следующим местом стоянки был определен остров Тенерифе из архипелага Канарских островов, где планировалось пополнить запасы перед форсированием Атлантики.

С первых же дней плавания быт членов экспедиции был строго регламентирован. Поддерживались порядок и строгая дисциплина. Лаперузу было хорошо известно, как сильно пострадал французский флот от различных эпидемий в две последние войны. На кораблях тщательно соблюдались санитарные правила и нормы гигиены: кубрики ежедневно проветривались, палубы мыли горячей водой. Мытье в бане производилось еженедельно, медики регулярно проводили осмотры с целью выявления малейших признаков цинги.

13 августа корабли бросили якорь на рейде острова Мадейры. Вначале нужно было нанести стандартные для этой ситуации визиты вежливости к французскому и английскому консулу. Лаперуз планировал закупить для судовых нужд довольно значительное количество вина, однако английские купцы, узнав о покупателе, немедленно взвинтили цены до такой степени, будто этот дар Бахуса был изготовлен где-нибудь на Луне и оттуда при помощи технологий барона Мюнхгаузена доставлен на Мадейру. Посчитав цены откровенно грабительскими, Лаперуз решил запастись вином на Тенерифе.

16 августа 1785 г. «Буссоль» и «Астролябия» покинули остров и двинулись к Канарским островам. В три часа пополудни 19 августа они достигли рейда Тенерифе. На берегу была оборудована обсерватория для наблюдения и сбора данных. Требовалось также проверить настройки хронометров. 30 августа все работы были завершены, и корабли вышли в океан. На «Буссоль» и «Астролябию» было погружено по двести сорок баррелей вина. Пустые бочки для него были запасены еще в Бресте.

Следующим пунктом был остров Триндади, где Лаперуз планировал пополнить запасы воды. Заход на Острова Зеленого Мыса был отменен, поскольку имелись сведения о нездоровой эпидемиологической обстановке на архипелаге. Плавание проходило размеренно – опасения некоторых о чрезмерной перегруженности кораблей не оправдались.

29 сентября 1785 года «Буссоль» и «Астролябия» пересекли экватор. Для большинства участников экспедиции, опытных моряков, данное событие было не в новинку. 16 октября с борта был замечен небольшой остров вулканического происхождения Триндади, принадлежавший Португалии.

Появление двух французских кораблей вызвало некоторый переполох среди местной небольшой колонии, однако Лаперуз поспешил через офицеров принести уверения в своих исключительно мирных намерениях. Комендант местного гарнизона, не превышавшего двухсот человек, сообщил, что не может помочь гостям с древесиной и провизией, поскольку сам получает все необходимое на транспортном корабле, приходящем из Рио-де-Жанейро раз в несколько месяцев. Поняв, что пополнить запасы на этом бедном во всех отношениях клочке суши не удастся, Лаперуз решил осуществить это на островах Санта-Катарина у берегов Бразилии. Это было хорошо известное место стоянки французских кораблей.

Руководитель экспедиции сознательно не захотел заходить в Рио-де-Жанейро, поскольку закупка и пополнение запасов в этом городе неизбежно повлекла бы за собой всевозможные бюрократические проволочки. 6 ноября корабли бросили якоря у острова Санта-Катарина. Но тут экспедицию встретили несколькими предупредительными пушечными выстрелами.

Однако португальский губернатор колонии, знавший о предприятии Лаперуза из лиссабонских газет, хотя уже и не первой свежести, вскоре разобрался в ситуации. Французам оказали самый радушный прием. На борт «Буссоли» и «Астролябии» погрузили несколько живых быков, поросят и птиц. Кроме того, была в изобилии закуплена различная провизия, в первую очередь апельсины. Плодородный и живописный остров располагал к отдыху, и Лаперуз дал передышку командам – они покинули Санта-Катарину вечером 19 ноября.

Корабли находились в Южной Атлантике, и пришло время выполнить одну из многочисленных инструкций морского министерства. Требовалось отыскать так называемый Большой остров, который якобы должен находиться у берегов Бразилии. О его открытии заявил еще в далеком 1675 году английский торговец французского происхождения капитан Антони де ла Роше. Никакого Большого острова Лаперуз так и не нашел. Времени на него было потрачено немало – французские корабли бороздили океан в тщетных поисках вплоть до 27 декабря.

В начале февраля 1786 г. «Буссоль» и «Астролябия» обошли мыс Горн и очутились в водах Тихого океана. Что примечательно, совершили они это в исключительно спокойную, что довольно редко для этих мест, погоду. На 57 градусе южной широты Лаперузу пришлось выполнять очередную инструкцию: отыскать так называемую Землю Дрейка, в существовании которой он сам лично уверен не был. И тут поиски по понятным причинам не привели к успешному результату.

Корабли теперь двигались на север вдоль восточного побережья Южной Америки. Ревизия запасов провизии выявила истощение запасов муки, прогрессирующую червивость в сухарях и галетах. Требовалось срочно зайти в первый подходящий порт и обновить запасы – это был Консепсьон, расположенный на территории испанских колониальных владений чилийского побережья.

23 февраля 1786 года «Буссоль» и «Астролябия» подошли к месту, где на имеющихся в распоряжении экспедиции картах располагался этот город. Конфуз состоял в том, что Консепсьона в нужном месте не оказалось. Ситуацию с исчезновением целого города разрешили прибывшие с берега испанские лоцманы. Они рассказали недоумевающим французам, что старый, отмеченный на их картах, Консепсьон был почти полностью разрушен в результате землетрясения, произошедшего в 1751 году. Новый город был отстроен заново в трех милях западнее, за мысом, и поэтому с кораблей его не увидели. Во Франции об этом событии ничего не знали.

Кругосветная экспедиция Лаперуза

Консепсьон

Местное колониальное начальство встретило Лаперуза с чрезвычайной учтивостью. Это обстоятельств во многом объяснялось тем фактом, что король Испании Карл III приказал своим представителям власти оказывать французской экспедиции всяческое содействие и помощь. Губернатор, который на фоне довольно бедного населения колонии представительно выделялся богато отделанным нарядом, передал на корабли сотню бараньих туш, множество свиных окороков, говядину и фрукты.

Французов удивила дешевизна местного продовольствия, цены на которое были на порядок ниже, чем в Бразилии. Лаперуз нашел этот край необычайно богатым в сельскохозяйственном отношении. Не менее впечатляющей была и бедность жителей этих мест. Испанские власти облагали вывозимый и ввозимый в колонию товар огромными пошлинами, что фактически сводило на нет любую торговлю. Тяжелым было и налоговое бремя.

16 марта «Буссоль» и «Астролябия», провожаемые почти всем городом, покинули Консепсьон. Впереди у отдохнувших экипажей был заход на остров Пасхи.

В акватории Тихого океана

8 апреля 1786 г. французские корабли встали на якорь у западного побережья острова Пасхи, открытого в 1722 году голландским мореплавателем Якобом Роггевеном. В бухте, где стояли «Буссоль» и «Астролябия», за двенадцать лет до этого так же останавливался Джеймс Кук. Островитяне встретили пришельцев приветливо, показали им свои жилища и охотно позировали экспедиционным художникам.

Кругосветная экспедиция Лаперуза

Лаперуз на острове Пасхи

Подчеркнутое миролюбие французов было воспринято должным образом: у европейцев массово крали шляпы и носовые платки. Огромное впечатление на французов произвели знаменитые каменные статуи, чье происхождение точно не выяснено до сих пор. На прощание, по распоряжению Лаперуза, туземцам передали несколько коз, овец и свиней. Кроме того, в разных частях острова были посажены овощи – аборигенам в общих чертах объяснили, как их разводить и ухаживать за ними.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector