Как советские моряки Гвинею защищали

В самом начале семидесятых годов ХХ века Советский Союз активно наращивал свое присутствие и влияние в самых разных частях света, в том числе на Африканском континенте. В сентябре...

В самом начале семидесятых годов ХХ века Советский Союз активно наращивал свое присутствие и влияние в самых разных частях света, в том числе на Африканском континенте. В сентябре 1971 года у африканского побережья появился крупный отряд советских военных кораблей. Он следовал в порт Конакри – столицу Гвинеи.

Как советские моряки Гвинею защищали

В состав отряда входили эсминец «Находчивый», большой десантный корабль «Донецкий шахтер» с батальоном морской пехоты численностью в 350 человек на борту (с морпехами следовала техника – 20 танков Т-54 и 18 БТР-60П), судно обеспечения с Балтийского флота и танкер с Черноморского флота. Командовал отрядом командир 71-й бригады десантных кораблей Балтийского флота капитан 2 ранга Алексей Панков. Появление советских кораблей у берегов далекой Гвинеи не было случайностью или разовым визитом – нашим морякам предстояло начать регулярное боевое дежурство у побережья этого далекого африканского государства. Об этом просили сами гвинейские власти, встревоженные недавним португальским вооруженным вторжением с попыткой свержения президента страны Ахмеда Секу Туре.

Бывшая французская колония Гвинея, с начала ХХ века входившая в большую федерацию Французской Западной Африки, получила политическую независимость 2 октября 1958 года. В поддержку независимости высказалось на референдуме большинство гвинейцев, отвергнувших Конституцию V Республики, после чего метрополия и решила предоставить своей колонии самостоятельность. Как и большинство других французских колоний, Гвинея была отсталой аграрной страной с архаичным сельским хозяйством. Лишь после Первой мировой войны в Гвинее стали появляться первые банановые и кофейные плантации, продукция которых шла на экспорт. Впрочем, от ряда других западноафриканских колоний Франции, таких как Мали, Чад, Нигер или Верхняя Вольта, Гвинею отличало наличие выхода к морю, что все же давало определенный шанс на экономическое развитие страны.

Как советские моряки Гвинею защищали

Первым президентом Гвинеи был избран Ахмед Секу Туре – 36-летний местный политический деятель, выходец из крестьянской семьи народа малинке. Секу Туре родился в 1922 году в городке Фарана. Несмотря на простое происхождение, ему было чем гордиться – родной прадед Ахмеда Самори Туре в 1884-1898 гг. был лидером антифранцузского сопротивления гвинейцев под знаменами ислама. Ахмед пошел по стопам прадеда. Проучившись два года в педагогическом лицее, в 15-летнем возрасте он вылетел из него за участие в протестных акциях и был вынужден устроиться работать почтальоном.

Кто знал тогда, что уже спустя двадцать лет этот романтично настроенный паренек станет президентом независимого государства. Секу Туре занялся профсоюзной деятельностью и в 1946 году, в 24 года, был уже вице-президентом Африканского демократического объединения, а в 1948 году стал генеральным секретарем Гвинейской секции Всеобщей конфедерации труда Франции. В 1950 г. он возглавил Координационный комитет профсоюзов ВТФ во Французской Западной Африке, а в 1956 г. – Всеобщую конфедерацию труда Черной Африки. В том же 1956 году Секу Туре был избран мэром города Конакри. Когда в 1958 году Гвинея стала независимой республикой, он стал ее первым президентом.

По своим политическим убеждениям Секу Туре был типичным африканским националистом, только левого толка. Это и предопределило курс Гвинеи на период его президентства. Поскольку Гвинея отказалась поддержать Конституцию V Республики и стала первой французской колонией в Африке, получившей независимость, она вызвала крайне негативное отношение со стороны французского руководства. Париж инициировал экономическую блокаду молодого государства, рассчитывая таким способом надавить на непокорных гвинейцев. Однако Секу Туре не растерялся и сделал очень правильный в той ситуации выбор – он сразу стал ориентироваться на сотрудничество с Советским Союзом и приступил к социалистическим преобразованиям в республике. В Москве такому повороту дел обрадовались и стали оказывать Гвинее всестороннюю помощь в индустриализации и подготовке специалистов для экономики, науки и обороны.

В 1960 г. СССР начал помощь Гвинейской Республике в строительстве современного аэродрома в Конакри, который был рассчитан на прием тяжелых самолетов. Кроме того, с 1961 г. в военно-морских учебных заведениях Советского Союза началась подготовка офицерских кадров для ВМС Гвинейской Республики. Однако уже в том же 1961 г. в отношениях между СССР и Гвинеей пробежала «черная полоса» и гвинейские власти даже выслали из страны советского посла. Но советская помощь продолжала поступать в Гвинею, пусть и в меньших количествах. Секу Туре, руководствовавшийся интересами Гвинеи, старался лавировать между СССР и США, выгадывая максимальную пользу и получая бонусы сразу от двух держав. В 1962 году, во время Карибского кризиса, Секу Туре запретил Советскому Союзу использовать тот самый аэродром в Конакри. Но, как известно, доверять Западу – себя не уважать.

В 1965 году спецслужбы Гвинеи раскрыли антиправительственный заговор, за которым стояла Франция. Как выяснилось, в Кот д’Ивуаре – западноафриканской стране, тесно связанной с Францией, был даже создан Фронт национального освобождения Гвинеи для свержения Секу Туре. После этих известий гвинейские власти резко поменяли свое отношение к Франции и ее западноафриканским сателлитам — Кот д’Ивуару и Сенегалу. Секу Туре вновь повернулся в сторону Москвы и советская власть не отказала ему в помощи. Тем более, что СССР был заинтересован в развитии рыбной ловли у берегов Западной Африки. Для защиты позиций советского рыболовного флота в регион и стали направлять корабли ВМФ СССР.

Как советские моряки Гвинею защищали

Другой причиной растущего интереса к Гвинее была ее близость к Португальской Гвинее (будущая Гвинея-Бисау), где в начале 1960-х годов развернулась партизанская война против колониальной администрации. Советский Союз всеми силами поддерживал повстанческие движения в португальских колониях – Гвинее-Бисау, Анголе, Мозамбике. Лидер Африканской партии независимости Гвинеи и Кабо-Верде (ПАИГК) Амилкар Кабрал (на фото) пользовался поддержкой Секу Туре. Базы и штабы ПАИГК находились на территории Гвинеи, что очень не нравилось португальским властям, стремившимся подавить повстанческое движение. В конечном итоге, португальское командование пришло к выводу о необходимости устранения Секу Туре как главного покровителя повстанцев из ПАИГК. Было решено организовать специальную экспедицию в Гвинею с целью свержения и уничтожения Секу Туре, а также уничтожения баз и лидеров ПАИГК. В состав экспедиционного отряда вошли 220 военнослужащих португальских Военно-морских сил – группы специального назначения морской пехоты и ударных отрядов ВМС, и около 200 гвинейских оппозиционеров, подготовленных португальскими инструкторами.

Как советские моряки Гвинею защищали

Командиром экспедиционного отряда был назначен 33-летний капитан Гильерме Алмор ди Алпоин Калван (1937-2014) – командир морского спецназа DF8 ВМС Португалии, готовивший португальских морпехов по британской методике и проведший множество спецопераций в Португальской Гвинее. Не было ничего удивительного в том, что именно этому человеку – профессионалу, да еще и убежденному салазаристу – командование доверило руководить операцией.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector