«Испытывал ли ты, что значит задыхаться?»

Опасность сгинуть в казематах Российской империи нависала не просто над любым общественным деятелем или деятелем культуры, но вообще над всяким подданным. И то, что известно нам сейчас о...

Опасность сгинуть в казематах Российской империи нависала не просто над любым общественным деятелем или деятелем культуры, но вообще над всяким подданным. И то, что известно нам сейчас о тонкостях работы бюрократической мясорубки, — лишь верхушка айсберга. Одним из мест, куда попадали несчастливцы, являлась Шлиссельбургская крепость. Там побывало много известных узников, но ещё больше тех, кого не вспомнят никогда. Что же представляла из себя эта вторая в Российской империи по важности тюрьма, и кто там сидел?

Саму бюрократическую мясорубку называли по-разному: «Преображенский приказ», «Тайная розыскных дел канцелярия», «Тайная экспедиция», «Третье отделение», «Департамент государственной полиции», «Корпус жандармов», «Охрана». Список имён можно продолжить на свой вкус и после революции. Суть неизменна: каждый раз, когда в народе возникала тяга к переменам, будь на троне «консервативный» или «либеральный» монарх, империя отвечала репрессиями. Часто человек оказывался в Тайной канцелярии просто за то, что по пьяни сболтнул лишнего о личности государя или церкви. Иногда несчастный преступал закон осознанно. Но в любом случае его ждала незавидная участь.

За что же преследовали? Во-первых, за сквернословие. Во-вторых, за нелицеприятные слова в адрес церкви и, естественно, принадлежность к другой вере. Например, вплоть до 1905 года раскольники считались еретиками.

Недовольство крестьян усилением гнёта со стороны царской власти и помещиков, рекрутскими наборами и всё возраставшими налогами и податями выражалось в том числе в раскольничестве. Возникнув на религиозной почве, раскол, под влиянием общественных условий того времени, скоро осложнился политическими и социальными элементами. Особенно беспокоила российскую власть безпоповщина, объявлявшая императора антихристом, а чиновников и духовенство — слугами антихриста. Власть ответила пытками, кострами, эшафотами. Ну и, конечно, каменными мешками и казематами крепостей.

Типичный шлиссельбургский конец

21 октября 1745 года в Шлиссельбургскую крепость заточают человека по имени Иван Круглый. Он был не единственным старообрядцем, попавшим в крепость за убеждения. Коменданту крепости было предписано посадить его в «палату такую, мимо которой бы народнаго хода никакого не было, и у оно палаты, где посажен будет, как двери, так и окошки все закласть наглухо в самом же скорейшем времени, оставя одно малое оконце», в которое на каждый день клали кусок хлеба и стакан воды. К окошку был приставлен караул, никого к страшной темнице не пускали. Караульным было строго запрещено разговаривать с арестантом.

Старая тюрьма. Круглый тут не сидел, её построили только к концу XVIII века

Круглый уморил себя голодом, поняв с первого взгляда на свою каменную могилу, что смерть лучше сумасшествия. 13 дней Круглый брал только воду, с 4 ноября и от неё отказался. В течение недели, до 12 ноября, часовой подходил к оконцу и окликал несчастного, тот не отвечал. 12-го же числа комендант всё же составил донесение в сенат. Сенат разрешил разобрать двери.

17 ноября занимающий должность Шлиссельбургского коменданта капитан Бокин донёс, что «Круглый явился мёртв, и мёртвое тело его в той крепости зарыто». Так расправлялись в середине XVIII века с врагами государя и церкви.

Век Просвещения

«Ну так это ж было когда! Вот при Великой Семирамиде Севера Екатерине II всё было иначе! Просвещение развивалось и всё такое!» Ну, наверное. Вот, например, Николай Новиков с этим не согласился. Он был одним из самых ярких деятелей русского Просвещения: основал несколько журналов, учредил «Дружеское учёное общество» и «Типографическую компанию» с просветительскими и филантропическими целями. Основал первую бесплатную читальню в Москве. А ещё много спорил с Екатериной II: известна её полемика с Новиковым на страницах журналов. В общем, шебутной был. Не нравился дворянской верхушке своими прогрессивными и антикрепостническими взглядами. Да и царица относилась к нему с подозрением: ну в самом деле! Нет, чтоб, как Ломоносов или Державин, оды ей писать, он только критикует и спорит, да ещё что-то без спросу у государыни делает!

Нетрудно догадаться, куда в 1796 году после строгих допросов попал Новиков. Четыре года Николай Иванович провёл в каземате Шлиссельбургской крепости. Его содержали в Светличной башне крепости. Это была единственная внутренняя башня, в ней находились в три этажа казематы. Довольно просторные, с окнами на Неву и в двор. В камере, в которой содержался Новиков даже была печь. Роскошные условия по сравнению с теми, в которых содержались менее родовитые преступники.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...