Храм, по которому можно изучать историю

Пассажиры на станциях московского метро «Кропоткинская» или «Охотный Ряд» наверняка очень удивятся, если им скажут, каким мрамором выложены вестибюли этих станций. Дело в том, что это мрамор храма...

Пассажиры на станциях московского метро «Кропоткинская» или «Охотный Ряд» наверняка очень удивятся, если им скажут, каким мрамором выложены вестибюли этих станций. Дело в том, что это мрамор храма Христа Спасителя, взорванного в 1931 году. После отданного лично Сталиным распоряжения о его сносе и строительстве на этом месте Дворца Советов было решено передать «строительный материал» главного собора России на различные хозяйственные нужды.

Первый этаж еще памятной многим гостиницы «Москва» облицевали красным гранитом из лестниц собора. А мраморные скамьи установили на станции метро «Новокузнецкая».

Скамейка из храма Христа Спасителя на станции метро «Новокузнецкая». Фото: Владимира Ештокина

Один из колоколов храма перенесли на башню Северного речного вокзала в Химках. А в одном из помещений главного здания МГУ на Воробьевых горах и сегодня стоят несколько колонн, в свое время взятые из алтаря храма.

В Донской монастырь, где новые власти открыли Антирелигиозный музей, передали несколько горельефов с фасадов храма. Там до сих пор находятся фрагменты статуи Георгия Победоносца и ветхозаветной пророчицы Деворы, а также пострадавший от взрыва барельеф «Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на Куликовскую битву».

В Геологическом музее им. В. И. Вернадского были найдены подлинные фрагменты иконостаса Храма Христа Спасителя: это небольшие колонны из черного с прожилками мрамора, колонны с капителями из голубовато-серого мрамора и др. Фото Владимира Ештокина

В Геологическом музее им. В. И. Вернадского были найдены подлинные фрагменты иконостаса Храма Христа Спасителя: это небольшие колонны из черного с прожилками мрамора, колонны с капителями из голубовато-серого мрамора и др. Фото: Владимира Ештокина

Есть факты и вовсе поразительные: когда в конце 1990-х проводили капитальный ремонт Третьяковской галереи, то стали менять истертые мраморные ступени, которые вели в гардероб. Каково же было удивление рабочих, когда на обратной стороне демонтированных ступеней они увидели выбитые имена героев 1812 года. Ступени в гардероб были сделаны из мрамора памятных досок храма. Память героев духа, воинов, положивших жизнь свою за веру и Отечество, десятилетиями попиралась ногами ничего не ведающих посетителей Третьяковки. Эти ступени теперь в музее храма. Кроме того, часть мемориальных плит с именами героев из окружной галереи храма раздробили в мелкую щебенку и посыпали ею дорожки в Центральном Парке культуры имени Горького и в других столичных парках. Смысл этого действия был уже точно не хозяйственный, а символический. Так в 1930-е годы на пока еще свежей революционной волне хотели навсегда уничтожить память о старой России и ее великих победах.

В память о чуде

25 декабря 1812 года, в день Рождества Христова (по ст. ст.), последние наполеоновские солдаты переходили по льду реку Неман, навсегда оставляя пределы России. В этот же день был издан Высочайший Манифест императора Александра I о строительстве в Москве храма Христа Спасителя* «в ознаменование благодарности к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели». Случилось так, что самые критические испытания, которые выпали на долю России за последние двести лет, оказались тем или иным образом связаны с храмом Христа Спасителя. Наша страна уже не один раз за два последних столетия была на краю гибели, но снова воскресала, несмотря ни на что. И каждый раз это выглядело как настоящее чудо.

Свято-Алексеевский монастырь, на месте которого позднее и был построен храм Христа Спасителя. Картина Карла Рабуса, 1838 г.

Как гласит популярная, но недостоверная народная легенда, заставили переехать на новое место вопреки желаниям его насельниц. Игуменья монастыря, не желая переезжать, якобы сначала привязала себя цепями к дубу в монастырском дворе, а потом прокляла это место. Также рассказывают, что когда в монастырь приехал Николай I и стал лично убеждать монахинь в необходимости переезда, то по окончании малоуспешных уговоров та же игуменья вдруг ему напророчила: «Государь, получишь здесь лужу». Впрочем, никакого проклятия, судя по всему, не было. Оно не подтверждается никакими историческими документами и свидетельствами. Подобные рассказы — скорее мифы, которыми post factum старались объяснить последующую трагическую судьбу храма.

Чудом было спасение России от вражеского нашествия в 1812 году, когда 600-тысячной наполеоновской армии Россия смогла первоначально противопоставить менее 200 000 своих солдат и офицеров. В память об этом чуде и решили воздвигнуть храм Христа Спасителя. Настоящим чудом было спасение России в Великую Отечественную войну. Между прочим, именно ее начало помешало достроить на месте взорванного храма коммунистический Дворец Советов. Чудом было и то, что, казалось бы, навсегда утраченный вследствие Октябрьской революции храм всего за несколько лет был восстановлен после падения коммунистической власти.

А ведь первый раз он строился очень и очень долго. Между указом императора Александра I о возведении храма и его освящением в 1883 году прошло семьдесят лет.

Неудачная попытка

Мало кто знает, что сначала храм Христа Спасителя планировали воздвигнуть на Воробьевых горах, своеобразной «короне Москвы», откуда он возвышался бы над столицей и был виден отовсюду.

Его строительство доверили молодому зодчему Карлу Магнусу (после принятия православия — Александру Лаврентьевичу) Витбергу. Он спроектировал трехъярусное здание с тремя престолами. Первый храм, самый нижний, должен был стать и усыпальницей русских воинов, где постоянно шли бы панихиды. Ознакомившись с проектом Витберга и обращаясь к архитектору, Александр I воскликнул: «Вы заставили говорить камни!»

Так по проекту А. Л. Витберга должен был выглядеть Храм Христа Спасителя

Ровно в пятую годовщину изгнания французов из Москвы, 12 октября 1817 года, между Смоленской дорогой (по ней враг вошел в Москву) и Калужской (по ней он столицу покинул) на Воробьевых горах состоялась торжественная закладка храма Христа Спасителя.

Однако Витберга, фаворита Александра I (недаром тот был его восприемником при крещении и дал ему свое имя), после смерти императора незаслуженно обвиняют в казнокрадстве и после длительных разбирательств ссылают в Вятку.

Отказываются и от строительства храма на Воробьевых горах. Во-первых, из-за оседания грунта на берегу Москвы-реки и опасности оползня. Во-вторых, были высказаны опасения, что из-за отдаленности от центра столицы великолепное здание большую часть времени будет пустовать. Кроме того, проект Витберга был исполнен мистического символизма, очень близкого мировоззрению Александра I, но чуждого взглядам нового русского царя, не разделявшего мистических увлечений своего брата.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями: