«Битва равная Ледовому побоищу и Куликовской битве»

В разгар лета 1500 года, неподалёку от Дорогобужа, литовская армия Константина Острожского встретилась с объединённой русской армией под командованием воеводы Даниила Щени. Встреча с большим войском «московитов», была...

В разгар лета 1500 года, неподалёку от Дорогобужа, литовская армия Константина Острожского встретилась с объединённой русской армией под командованием воеводы Даниила Щени. Встреча с большим войском «московитов», была для Острожского неожиданностью, но он всё-таки решился атаковать неприятеля, желая остановить «блицкриг» государя всея Руси. О том, как Иван III возвращал себе «отчину», о верховном командовании и большой стратегии в XV веке, и как развились тактические приёмы русских со времён Куликова поля в статье о самой большой победе русских войск над литовцами в битве при Ведроши 14 июля 1500 года.

Политика прежде всего

Вторая половина XV века пришлась на время правления Ивана III (1462−1505гг.) и становление единого Русского государства во с центром в Москве. Продуманная политика великого государя, подкреплённая изощрённой дипломатией и масштабными походами, принесла свои плоды. Русь окончательно сбросила оковы Ига (пусть и больше формальные) и не стесняясь вмешивалась в дела восточных соседей, имея одну цель — обезопасить протяжённые границы от набегов татар (крымчаков, ногайцев, казанцев и др.). Формальное присоединение Новгорода (1478) и Твери (1485), фактический контроль над Псковом и Рязанью, увеличили материальные, экономические и военные ресурсы Государя всея Руси и подняли его международный престиж.

«Битва равная Ледовому побоищу и Куликовской битве»

Карта Восточной Европы в конце XV века

После решения целой плеяды внешне- и внутриполитических задач, остро встал вопрос о возвращении в состав Руси-России земель, находившихся некогда в составе Киевской Руси и теперь входивших в Великое Княжество Литовское. Например, Новгород-Северский, Чернигов, Брянск, Смоленск, Киев и других.

Первая война Ивана III с Литвой (1492−93гг.) не дала решительного результата — противники только присматривались друг к другу, опасаясь осуществлять полномасштабные операции. Война даже не была официально объявлена. Историк А. А. Зимин иронично назвал первую войну Ивана Васильевича с Литвой «Странной войной». Мир, заключённый в 1494 году, больше походил на перемирие: ни в Москве, ни в Вильно соблюдать условия мира не стремились, а отошедшие России Вязьма, Одоев, Перемышль и Козельск не могли удовлетворить претензии Государя ВСЕЯ Руси. Новая война была делом времени, и скоро у противников появился повод. И не один.

Римский закон и северские князья

Конец XV века — время активного насаждения католичества в Литве. Со времён принятия католичества великим князем литовским (1386) прошло более ста лет, в течение которых православным (составлявшим, к слову, большинство населения великого княжества) и католикам удавалось сосуществовать. Но заключение личной унии между Литвой и Польшей (1499) открыло новый этап религиозной экспансии в Литве: «схизматики» притеснялись, права местного населения бывших суверенных русских княжеств на свободное исповедание «отцовской» веры попирались.

И если сильные городские и военные корпорации (как, например, Смоленск) ещё могли отстаивать свою веру, то княжествам Северской земли приходилось выдерживать мощное давление со стороны центральной власти. Некоторые приграничные князья решили воспользоваться этим, чтобы переметнуться к московскому государю — успехи русских войск в последних войнах впечатляли, а государь всея Руси был, хоть и грозен, но справедлив. Сам Иван III смотрел на «проделки» князей сквозь пальцы и не без удовольствия принимал их в Москве: князья приезжали не одни, а со двором и главное с «отчинами» — то есть своими княжествами. Отъезд целого ряда северских князей в Москву великий князь Александр Казимирович не мог воспринять иначе как объявление войны. Ещё бы — в момент Литва лишилась примерно десятой части своей территории, густонаселённой, с городами и укреплениями. Стерпеть такое было нельзя.

«Битва равная Ледовому побоищу и Куликовской битве»

Иван Васильевич и Александр Казимирович

Другим формальным поводом (со стороны Москвы) к объявлению войны стало якобы принуждение к переходу в «римскую веру» жены литовского князя Александра — Елены Ивановны, которая, ни много ни мало, приходилась дочерью самому Ивану III. Александр все обвинения отрицал, но вероятно на княжну и правда оказывалось давление — она была центром притяжения антикатолических сил при литовском дворе и не могла нравиться папским эмиссарам в Вильно. Интересно, что Елена Ивановна стала причиной развязывания ещё одной русско-литовской войны (1512−1522гг.), в правление сына Ивана III Василия.

Стратегия великого государя

Итак война была объявлена: в Вильно посланы гонцы с размётной грамотой, а уже в мае 1500 года русские воеводы отправились в поход. Иван Васильевич в войне с Литвой делал ставку на молниеносное вторжение сразу на нескольких направлениях. Дело в том, что поместная система в Литве была более развитой и укоренившейся, чем в России, где она была создана только при Иване III. Потенциально литовцы могли выставить больше 25 тысяч человек посполитого рушения (панского, дворянского и городского ополчения), в том числе отряды ударной конницы литовских аристократов. Москва могла собрать со всех подвластных земель (включая Псков, Рязань и союзных татар) значительно меньше сил — примерно 20 тысяч воинов.

«Битва равная Ледовому побоищу и Куликовской битве»

Русские воины конца XV- начала XVIвв.

При этом на стороне Литвы были людские ресурсы связанных с ней родственными узами правящих династий Польши, Чехии и Венгрии, откуда, в случае чего, можно было, если не ожидать реальной военной помощи, то хотя бы нанять кондотьеров (как случилось во время Оршанской кампании полтора десятка лет спустя). Однако в сильных сторонах устройства Литвы крылись и её слабые стороны: богатые аристократы и города не спешили на войну, а без решения сейма Александр Казимирович не мог поднять посполитое рушение и воспользоваться преимуществом в силах, пока угроза не станет достаточно явной. Кроме того, необходимость объявлять мобилизацию при помощи парламента, скрывала в себе ещё один минус — в этом случае стоило забыть о какой-либо скрытой мобилизации, а открытый сбор войск можно было приравнять к объявлению войны.

Учитывая особенности военной системы Литвы, Иван III разработал план войны, в котором предусматривалось удержание за русскими войсками стратегической инициативы. Все русские войска были разделены на три группировки:

  1. Главные силы под командованием воеводы Якова Захарьича Захарьева-Юрьева (опытного военачальника из высшей аристократии) развернулись на южном направлении (на Путивль). Эта рать была самой большой по численности (7−9 тыс. человек), ей был придана осадная артиллерия («государев наряд»), а в задачи этой группировки входило наступление на Северские земли — непосредственную цель войны.
  2. Вторая группировка развернулась на севере, на границе псковских и новгородских земель, у Великих Лук. Корпус под командованием воеводы Челяднина должен был как бы нависать над армией противника, угрожая важнейшим района Литвы: полоцким и виленским землям. Северная армия была значительно слабее южной, насчитывая примерно 3−3,5 тысячи воинов.
  3. Третья армия была развёрнута на центральном направлении — на Дорогобуж и Смоленск. Крепость имела исключительное значение для обоих государств, прикрывая путь на любую из столиц, но взятие твердыни в непосредственные цели войны не входило: уж больно прочной считалась крепость, так что центральная армия даже не имела осадной артиллерии — весь «наряд» отправился на юг. Командующим центральной ратью был Юрий Захарьевич — брат воеводы главной армии, однако, куда как менее опытный воин и воевода рангом пониже. Этот корпус насчитывал примерно 3−4 тысячи человек.

Как видно из схемы концентрации сил русских войск на границе, Иван III поставил во главу угла единственную цель: овладение Северскими землями, куда были направлены основные силы с опытными воеводами во главе. Остальные направления носили отвлекающий и вспомогательный характер: ни о каком взятии Смоленска или Полоцка в кампанию 1500 года речи не шло.

«Битва равная Ледовому побоищу и Куликовской битве»

Оперативное развёртывание русских сил перед началом кампании

Русские войска должны были действовать быстро и решительно, не теряя времени в долгих осадах. Для этого Иван III использовал дипломатические меры: весь 1499 год шла напряжённая работа с северскими князьями и городами. Основные цели кампании должны были быть достигнуты молниеносными ударами отдельных корпусов конницы.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector